Являются ли нормы международное права составной частью правовой системы рф

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ как составная часть законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч. 3 ст. 1 УПК).

Применение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ регулируется положениями Конституции РФ (ч. 4 ст. 15), Федеральным законом от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Важные разъяснения содержатся в постановлениях Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» и от 27.06.2013 № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней».

Общепризнанные принципы международного права — это основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принципы всеобщего уважения прав человека, добросовестного выполнения международных обязательств, суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела, неприменения силы и угрозы силой, межгосударственного сотрудничества и солидарности государств.

Общепризнанные нормы международного права — э го правила поведения, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

К числу общепризнанных норм международного права, определяющих порядок уголовного судопроизводства, следует отнести, в частности, нормы, устанавливающие:

  • — недопустимость применения пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения или наказания, право на гуманное отношение и уважение достоинства личности;
  • – недопустимость произвольного ареста или содержания под стражей;
  • – право арестованного или задержанного на судебную проверку законности ареста или задержания в срочном порядке, т.е. без неоправданных проволочек, в течение разумного, достаточно краткого времени;
  • — право задержанного или арестованного на заявление ходатайства об уведомлении членов семьи или иных лиц по его выбору о факте задержания или ареста и о месте, в котором он содержится; право на посещение членами семьи и переписку с ними;
  • – право задержанного или обвиняемого быть подробно и в срочном порядке уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявляемого ему обвинения;
  • — запрет на применение к задержанному таких методов расследования, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения, в том числе запрет злоупотреблять положением задержанного с целью получения от него показаний против него самого или каких-либо других лиц;
  • – право каждого обвиняемого в преступлении считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону, т.е. презумпцию невиновности;
  • — право на оказание квалифицированной юридической помощи со стороны компетентного адвоката и др.

Общепризнанные принципы и нормы международного права находят свое закрепление в международных пактах, конвенциях и иных документах [1] . Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах ООН и ее специализированных учреждений, Совета Европы и др.

Международный договор РФ — это международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких, связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (например, конвенция, пакт, соглашение и т.п.).

При толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования. Например, применение судами Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. должно осуществляться с учетом прецедентной практики ЕСПЧ [2] .

Среди международных договоров РФ, регулирующих вопросы уголовного судопроизводства, важную роль играют:

  • 1) Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.;
  • 2) Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.;
  • 3) Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г.;
  • 4) Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.;
  • 5) Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г.;
  • 6) документы Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Большое значение имеют многосторонние и двусторонние договоры

о правовой помощи, определяющие порядок взаимодействия судебных и следственных органов разных государств при производстве по уголовному делу. Среди них — Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г., Европейская конвенция о взаимной правовой помощи но уголовным делам от 20 апреля 1959 г.

Договоры межведомственного характера о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью заключаются с правоохранительными органами других государств МВД России и Генеральной прокуратурой РФ.

Кроме договоров о правовой помощи порядок взаимоотношений российских правоохранительных органов с иностранными гражданами и должностными лицами может регулироваться также консульскими конвенциями. В соответствии с ними консулы вправе представлять перед судами и правоохранительными органами страны пребывания граждан назначившего их государства, если эти граждане из-за отсутствия или по каким-либо другим уважительным причинам не могут сами защищать свои права и интересы.

Определенное значение имеют рекомендательные нормы (так называемые международные стандарты), в разработке которых основная роль принадлежит Конгрессу ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями. Документы Конгресса ООН обычно подтверждаются резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН. Среди таких актов, имеющих рекомендательное значение, — Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17 декабря 1979 г., Декларация принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью от 29 ноября 1985 г., Основные принципы независимости судебных органов от 13 декабря 1985 г., Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме от 9 декабря 1988 г., Основные положения о роли адвокатов (авг уст 1990 г.), Основные принципы, касающиеся роли юристов (август — сентябрь 1990 г.).

“В Конституции не сказано, что норма международного права имеет приоритет над национальной”

Госдума проанализирует возможность приоритета национальных законов над международными. Об этом сообщил глава думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству Владимир Плигин. Председатель комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас ответил на вопросы ведущей “Коммерсантъ FM” Дарьи Полыгаевой.

Ранее председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил исключить из Конституции положение о безусловном верховенстве норм международного права. Бастрыкин также отметил, что такая норма “умело используется западными оппонентами”.

— Вы как к подобной инициативе Бастрыкина относитесь?

— Во-первых, такого положения, как интерпретируют это СМИ, в Конституции нет: нигде не сказано, что норма международного права имеет приоритет над национальным. Поэтому я понимаю выступление председателя Следственного комитета на коллегии, на которой я присутствовал именно как указание на то, что нам нельзя навязывать институты и нормы других государств в силу того, что Россия является суверенным государством. И 15-я статья Конституции, положение о том, что приоритет международного права над национальным законодательством, таких положений в Конституции нет.

— “Принцип приоритета и прямого действия международного права предполагает, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации”. Это 4 часть 15-ой статьи, и далее цитата: “Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора”. Это разве не приоритет?

— Совершенно верно, нет, не приоритет, потому что для того, чтобы международный договор для Российской Федерации стал действующим, он проходит точно такую же процедуру, как принятие законов. Вы прочитали фразу в первом предложении пункта 4 15-ой статьи: “Составной частью правовой системы Российской Федерации”. Если норма не является составной частью правовой системы Российской Федерации, если Российская Федерация не присоединилась к международному соглашению, а после присоединения, вы знаете, парламент это ратифицирует, по сути дела, порядок ратификации такой же, как принятие федерального закона. Если все это не прошло, то никакого приоритета нет, а если норма международного договора, которую парламент ратифицировал так же, как мы принимаем федеральные законы, есть в международном договоре, она будет иметь приоритет по отношению к нормам, например, какого-то федерального закона так же, как федеральный конституционный закон имеет приоритет по отношению к нормам другого федерального закона.

— Но ведь факт заключается в том, что Россия подписала европейскую Конвенцию о защите прав человека, соответственно, она их соблюдает?

— Совершенно верно, соблюдает, но вы, наверное, помните дело Маркина и позицию Конституционного суда, что если какие-то вопросы, разрешенные в том же самом Европейском суде по правам человека, противоречат правовой системе Российской Федерации, они не применяются и не исполняются.

— Вы хотите сказать, что сейчас у нас и нет приоритета международной правовой системы?

— Я хочу сказать, что сейчас нет приоритета, потому что Российская Федерация является суверенным государством, и только те нормы международного права, которые является составной частью правовой системы России, имеют приоритет в нашем внутреннем законодательстве, так же, как нормы Конституции имеют приоритет над нормами, например, федеральных законов.

— А что же тогда имел в виду Александр Бастрыкин когда это предложение выдвигал?

— Я вам сказал, что имел в виду Александр Бастрыкин: была достаточно четко сказана фраза в его выступлении, что давно прошел период, когда можно нас поучать, что различные институты и нормы международного права, которые навязываются Российской Федерации в качестве неких стандартов, не могут таковыми стандартами для нас являться.

Читать еще:  Закон о незаконной торговле на улице

— Но как же они навязываются, если Россия подписала Конвенцию о защите прав человека или не подписывала? Разве это навязывание, когда страна соглашается с тем, что есть конвенция?

— Я вам повторяю, что только те нормы, которые являются частью правовой системы, действуют на территории Российской Федерации, имеют приоритет над законами, именно такова формулировка Конституции. Можно обратиться к позициям Конституционного суда, который будет подтверждать именно такую трактовку 15-ой статьи. Нигде в Конституции вы не найдете положения, что нормы международного права имеют приоритет над российской правовой системой.

— А когда вы приводите слова Александра Бастрыкина о том, что прошли времена, когда нас можно поучать, вы что имеете в виду, нас кто и где поучает?

— Ровно то, что я сказал.

— Вы не слышите различного рода советы, введены те или иные правовые институты в Российскую Федерацию, чтобы у нас были механизмы, та же самая судебная система, то же самое расширение компетенции Суда присяжных, например.

— “Советы” и “нормы международного права” — это совершенно разные вещи, правильно?

— Совершенно разные вещи.

— То есть советы Российская Федерация имеет право или слушать, или не слушать, или критиковать их.

— Российская Федерация — суверенное государство, поэтому если Российская Федерация к тем или иным нормам международного права решает присоединиться, для этого есть соответствующая процедура, которую, в том числе, проходит парламент. И только став частью внутреннего законодательства, эти нормы международного права получают приоритет по отношению к нормам внутренних законов. Это то, что сказано в 15-ой статье Конституции.

— Это то, что произошло с Европейской конвенцией о защите прав человека?

— В частности, то, что произошло с Европейской конвенцией о защите прав человека, которую, кстати, Евросоюз не подписал до сих пор, именно как Евросоюз, потому что суд Европейского союза запретил им это делать, сказав, что он противоречит правовой системе Европейского союза. Есть такой парадокс, о котором у нас, почему-то, мало кто знает. Это произошло не далее как в декабре прошлого года.

— Но отдельные страны Европейского союза соблюдают конвенцию?

О приоритете международного права над национальным

15 января 2020 года Владимир Путин в послании Президента Федеральному Собранию вынес на обсуждение ряд конституционных изменений. Первое среди них – изменение, гарантирующее приоритет Конституции над требованиями международных договоров и решениями международных органов.

Давайте разберемся с юридической стороной этого вопроса.

Что есть сейчас

В соответствии с частью 1 статьи 15 Конституции РФ

Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

То есть в Конституции установлено верховенство Основного закона над внутренним правом. Однако нас интересует выше ли Конституция международного права. Прямо на это Конституция ответа не дает.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

При внимательном прочтении этой нормы видно, что ей предусмотрен приоритет международных договоров над законами. Значит для ответа на вопрос о том, выше ли Конституция международного права, и в частности международных договоров, нужно понять является ли Конституция законом в смысле этой нормы, то есть сказано ли в части 4 статьи 15 о том, что международный договор выше Конституции. Для ответа на этот вопрос нужно узнать официальное толкование этой нормы.

В соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд (КС) дает толкование Конституции. В соответствии со статьей 6 того же ФКЗ решения КС обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

В силу полномочия КС на толкование Конституции и обязательности его решений правовые позиции этого специального суда составляют неотъемлемую часть самой Конституции и подлежат непосредственному применению как любой закон. Значит если КС сформулировал позицию по вопросу соотношения Конституции и международного права, то мы должны непосредственно применять эту позицию, и принимать изменения в Конституцию нет необходимости.

Так вот такая позиция была сформулирована в пункте 2.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 N 21-П. Более того, она проходит красной нитью через все Постановление. КС пишет:

Вместе с тем, как следует из Конституции Российской Федерации, ее статей 4 (часть 1), 15 (часть 1) и 79, …, ни Конвенция о защите прав человека и основных свобод как международный договор Российской Федерации, ни основанные на ней правовые позиции Европейского Суда по правам человека, …, не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции Российской Федерации и потому подлежат реализации в рамках этой системы только при условии признания высшей юридической силы именно Конституции Российской Федерации.

Таким образом, КС однозначно решил вопрос о соотношении Конституции и международного права: Конституция имеет приоритет в силу суверенитета Российской Федерации, верховенства Конституции как основного закона и недопустимости имплементации в правовую систему государства международных договоров с нарушением конституционных предписаний.

Итак, мы выяснили каково существующее регулирование.

Президент Путин, внеся предложение, сказал следующее:

Необходимо внести изменения, которые гарантируют приоритет Конституции. Это означает буквально следующее: требования международных договоров и решения международных органов могут действовать только в той части, когда они не противоречат нашей Конституции.

То есть, фактически предложено закрепить в Конституции правовую позицию КС, которая итак имеет юридическую силу и непосредственное применение.

Не критикуя данное предложение по существу, скажу о трудностях реализации данного предложения. Дело в том, что статья 15 Конституции, которую мы рассматривали, относится к основам конституционного строя РФ (глава 1 Конституции) и в силу статьи 135 Конституции может быть пересмотрена только в особом порядке, также как и положения глав 2 и 9. Порядок этот следующий:

1. Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.

2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.

3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.

Что написано в этой статье: для внесения изменений в статью 15 Конституции надо пройти голосование в Парламенте, а затем созвать Конституционное Собрание, которое должно либо принять новую Конституцию (либо вынести ее проект на референдум) либо разойтись. Проблема состоит в том, что федеральный конституционный закон, в соответствии с которым должно созываться и работать Конституционное Собрание, еще не принят, хотя проекты этого закона есть. Да-да, Конституция (и данная 135 статья) вступила в силу в 1993 году, и с тех пор до настоящего времени такой важнейший закон не был принят. Что же делать?

Вариант 1. Принять ФКЗ о Конституционном Собрании и уже в соответствии с ним принимать изменения в статью 15. Если этого не сделать, конституционный порядок внесения изменений в Конституцию будет не соблюден.

Вариант 2. Внести изменения не в статью 15, а в статью 79 (глава 3 Конституции)[1].

В соответствии со статьей 79 Конституции

Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации.

Предложение дополнить данную статью обоснованно в части приоритета Конституции над решениями международных организаций, но в части приоритета Конституции над международными договорами такое дополнение представляется обходом закона, а именно статьи 135 Конституции.

Вариант 3. Внести изменения не в статью 15, а в статью 125 Конституции (часть 2), то есть дополнить полномочия Конституционного Суда[2].

Сейчас КС не может проверять на соответствие Конституции вступившие в силу международные договоры, а проверка решений международных организаций возможна только силу пункта 3.2 статьи 3 ФКЗ о Конституционном суде. Предлагается дополнить полномочия КС так, чтобы он мог признавать международные договоры и решения международных организаций неконституционными и следовательно не подлежащими применению.

Это предложение в части полномочия по проверке конституционности вступившего в силу международного договора противоречит правовой позиции Конституционного суда, выраженной в Определении от 2 июля 2013 года N 1055-О.

КС пишет об этой позиции:

…проверка конституционности федерального закона о ратификации международного договора, в том числе по порядку принятия, по общему правилу, может быть осуществлена лишь до момента вступления данного международного договора в силу (который обычно не совпадает с моментом завершения процесса принятия соответствующего федерального закона о ратификации международного договора); иное не только противоречило бы общепризнанному принципу международного права pacta sunt servanda и ставило бы под сомнение соблюдение Российской Федерацией добровольно принятых на себя международных обязательств…

Читать еще:  Справка о трудовой деятельности работника

Я поддерживаю первый вариант. А Вы что думаете?

Вопрос 430. Международные правовые нормы как часть правовой системы Российской Федерации. Применение международных договоров и соглашений в работе адвоката.

Вопрос 430. Международные правовые нормы как часть правовой системы Российской Федерации. Применение международных договоров и соглашений в работе адвоката.

Конституция РФ устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15). Если положения официально опубликованных международных договоров РФ не требуют издания внутри государственных актов для применения, они действуют в нашей стране непосредственно. Принципы международного права и их нормативное содержание изложены в Декларации о принципах международного права (принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г.) и Декларации принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться в своих взаимоотношениях (Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.).

Нормами международного права являются акты международных организаций (ООН и ее подразделения, Совет Европы, ОБСЕ и др.), международные договоры и международные обычаи.

Российская Федерация является участницей примерно 20 тыс. действующих международных договоров. Расширение международных отношений обусловило необходимость совершенствования законодательства. Федеральный закон от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» определяет международный договор как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом.

Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (ст. 3) устанавливает, что единство судебной системы обеспечивается путем применения всеми судами Конституции РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ.

УПК (ст. 1) говорит о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотрены УПК, то применяются правила международного договора. Аналогичные нормы содержатся в УК (ст. 1), ГПК (ст. 1), ГК (ст. 7), АПК (ст. 3), КоАП (ст. 1.1), СК (ст. 6), ЖК (ст. 9), Воздушном кодексе Российской Федерации от 19.03.1997 № 60-ФЗ (ст. 3), ЗК (ст. 4), Бюджетном кодексе Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ (ст. 4), НК (ст. 7), ТК (ст. 10), УИК (ст. 3).

Адвокатам, участвующим в рассмотрении дел в судах общей юрисдикции, необходимо учитывать разъяснение ВС РФ, данное в постановлении Пленума от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В частности, в нем указано, что международный договор подлежит применению, если Российская Федерация в лице органов государственной власти выразила согласие на обязательность для нее этого договора посредством одного из действий, перечисленных в ст. 6 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» (подписания договора; обмена документами, его образующими; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору), при условии, что указанный договор вступил в силу для России. Международные договоры, имеющие прямое действие в правовой системе РФ, применимы судами при разрешении гражданских, уголовных и административных дел, в частности: при рассмотрении гражданских дел, если международным договором установлены иные правила, чем законом РФ, регулирующим отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения; при рассмотрении гражданских и уголовных дел, если международным договором установлены иные правила судопроизводства, чем процессуальным законом РФ; при рассмотрении гражданских или уголовных дел, если международным договором регулируются отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения (например, при рассмотрении дел, перечисленных в ст. 402 ГПК); при рассмотрении дел об административных правонарушениях, если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях. Согласие на обязательность международного договора для Российской Федерации должно быть выражено в форме федерального закона, если указанным договором установлены иные правила, чем федеральным законом. Правила действующего международного договора РФ, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении законов РФ. Правила действующего международного договора, согласие на обязательность которого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных органом государственной власти. Неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Это случаи, когда судом не была применена норма права, подлежащая применению, или суд применил норму, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права. Толкование между-народного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров (23 мая 1969 г.). В случае затруднений при толковании принципов и норм международного права, международных договоров судам рекомендуется использовать акты международных организаций и обращаться в Правовой департамент МИД России и Минюста России.

Разъяснение особенностям применения международных договоров дал Пленума ВАС РФ в своем постановлении от 11.06.1999 № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса», в котором, в частности, указано, что судам следует учитывать, что вступившие в Российской Федерации в силу международные договоры подлежат опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации», «Бюллетене международных договоров», «Российской газете», газете «Российские вести». Международные договоры РФ, заключенные министерствами и ведомствами, публикуются в официальных изданиях этих органов. Исключительно судами РФ рассматриваются иски субъектов предпринимательской деятельности о праве собственности на недвижимое имущество на территории РФ и иски к перевозчикам – по месту нахождения органа транспорта в Российской Федерации. Суд принимает в качестве доказательств официальные документы из другого государства при условии их легализации дипломатическими или консульскими службами. В силу порядка, установленного рядом международных договоров России о правовой помощи, суд вправе принимать иностранные официальные документы из Азербайджана, Албании, Алжира, Белоруссии, Болгарии, Вьетнама, Грузии, Ирака, Йемена, Казахстана, Киргизии, Китая, КНДР, Кубы, Латвии, Литвы, Молдавии, Монголии, Польши, Румынии, Таджикистана, Туниса, Туркменистана, Узбекистана, Украины, Финляндии, Чехии и Словакии, Эстонии, Югославии без консульской легализации. Суд принимает официальные документы из Австралии, Австрии, Антигуа и Барбуды, Аргентины, Армении, Багамских Островов, Белиза, Белоруссии, Бельгии, Боснии и Герцеговины, Ботсваны, Брунея, Великобритании, Венгрии, Германии, Греции, Израиля, Испании, Италии, Кипра, Латвии, Лесото, Лихтенштейна, Люксембурга, Маврикия, Македонии, Малави, Мальты, Мавритании, Маршалловых Островов, Мексики, Нидерландов, Норвегии, Панамы, Португалии, Сан-Марино, Сейшельских Островов, Словении, Суринама, США, Тонги, Турции, Фиджи, Финляндии, Франции, Хорватии, Швейцарии, Южно-Африканской Республики, Японии без их легализации при наличии на них апостиля.

Необходимо отметить, что в современной российской правовой традиции нет должного уважения к международным правовым нормам. В России не существует в свободном доступе единой базы действующих международных договоров, что существенно затрудняет работу адвоката.

Как российским судам применять международное право?

Эксперт Центра, к.ю.н., Гаганов А.А.

Что такое общепризнанные принципы и нормы международного права? Обязаны ли российские суды применять международное право? Что об этом думают высшие суды?

Во властных кругах не прекращается дискуссия на тему соотношения международного права с национальным. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин считает, что надо убрать приоритет международного права из Конституции РФ. Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин высказывается против изменения Конституции РФ в этой части и заявляет о соблюдении Россией международных обязательств [i] . Министр иностранных дел Сергей Лавров в 2013 году сказал, что верховенство международного права на практике означает, что «в иерархии правовых норм, формирующих российскую правовую систему, международный договор выше федерального закона или закона субъекта РФ» [ii] . Это ни в коей мере не умаляет верховенства Конституции РФ. Конституционный Суд РФ в 2013 году высказался в таком смысле, что решения международных судов могут быть исполнены в России, только если они не вступают в противоречие с Конституцией РФ. Существует ли на самом деле какая-то проблема с применением международного права в России? Каково его место в правовой системе России?

Международное право и Конституция РФ

Согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Естественно, данная норма может толковаться и толкуется исключительно в контексте части 1 статьи 15, где сказано о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу. То есть международные договоры, принципы и нормы не имеют приоритета перед Конституцией РФ.

Первые официальные комментарии о том, как понимать положение Конституции РФ о так называемом «примате» международного права появились еще в 1994 году, когда издательство Администрации Президента выпустило комментарий к Конституции РФ (под редакцией Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова). Вот что писали авторы комментария:

«Согласно части четвертой статьи 15, правила международных договоров обладают приоритетом по отношению к противоречащим им правилам внутренних законов. Это означает, что в случае обнаружения противоречия между международным договором и законом правоприменительные органы должны руководствоваться не правилами закона, а нормами, содержащимися в договоре. Договор обладает приоритетом в отношении любых законов, как федеральных, так и законов субъектов Федерации, принятых до заключения договора или после того. В то же время из части четвертой статьи 15 вытекает, что договоры обладают приоритетом только в отношении законов и не могут превалировать над положениями самой Конституции Российской Федерации».

Читать еще:  Арест счета в сбербанке — Всё о Сбербанке

Таким образом, конституционная норма о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, изначально понималась так, что применимое в России международное право должно соответствовать Конституции РФ.

Что такое общепризнанные принципы и нормы международного права?

«Примат» международного права выражается в том, что нормы ратифицированных международных договоров должны применяться в том случае, если ранее принятый по аналогичному вопросу закон противоречит договору. Эта позиция была отражена еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8. Тогда Верховный Суд РФ также пояснил, где искать общепризнанные нормы и принципы международного права: прежде всего, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и других международных договорах, пактах и конвенциях.

В 2003 году Пленум подтвердил, что российские суды в процессе правоприменения должны руководствоваться нормами международного договора (в частности, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод), а также учитывать трактовку его норм, предоставляемую Европейским Судом по правам человека (постановление от 10 октября 2003 года № 5).

В этом Постановлении Пленум более подробно объяснил, что считать общепризнанными принципами и нормами международного права. Общепризнанные принципы международного права – это основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Например, это принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Общепризнанная норма международного права – это правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, например, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.

В том же 2003 году Пленум принял Постановление «О судебном решении» (от 19 декабря 2003 года № 23), в котором обязал суды общей юрисдикции учитывать постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в деле. Это важное указание судам, однако, оно выходит за рамки «общепризнанных принципов и норм».

Верховный Суд нигде не ссылался на Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, 1970 года, хотя считается, что принципы, перечисленные в Декларации, являются общепризнанными.

Конституционный Суд о применении международного права

Конституционный Суд РФ неоднократно высказывался в своих решениях о применимости тех или иных принципов и норм международного права. Однако можно отметить ряд знаковых постановлений. Среди них Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 2012 года № 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова». В этом Постановлении Суд называет конституционной обязанностью Российской Федерации рассматривать заключенные ею международные договоры в качестве составной части своей правовой системы.

Затем было нашумевшее Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 года № 27-П по делу Маркина, из которого следовала возможность исполнения в России решений международных судов только в случае их соответствия Конституции РФ и позициям Конституционного Суда РФ

Недавно было опубликовано Постановление Конституционного Суда РФ от 25 июня 2015 года № 16-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 207 и статьи 216 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Беларусь С.П. Лярского». Конституционный Суд обратил внимание на обязательность применения норм международных договоров: «Наличие в международных договорах положений, которые подлежат применению во взаимосвязи с правилами национального законодательства, если договором не оговорено иное, также подтверждает, что истолкование, а значит, и применение международных договоров должно осуществляться в соответствии, прежде всего, с целями их заключения».

Даже в Постановлении от 1 июля 2015 года № 18-П по делу о проверке конституционности переноса выборов депутатов Госдумы Конституционный Суд РФ сослался на некие «общепринятые избирательные стандарты», которые «получили всеобщее признание в международно-правовых актах, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России, – Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 25), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 3 Протокола № 1) и Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств (статьи 1 и 6)».

Новое дело о решениях Европейского Суда

1 июля в Конституционном Суде РФ слушалось дело о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации».

Запрос в Суд исходил от группы депутатов Государственной Думы, которых интересует в основном обязанность российских властей исполнять решения Европейского Суда по правам человека. Европейская Конвенция была ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ. Таким образом, посредством ратификации Россия признала юрисдикцию ЕСПЧ и обязалась исполнять его решения. Соответствующие положения впоследствии были внесены в ряд федеральных законов, в том числе процессуальных кодексов, что сделало постановления ЕСПЧ основанием для пересмотра ранее вынесенных судебных решений.

Действительно, о необходимости применения Европейской Конвенции судами говорит и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней». Верховный Суд РФ также указал на то, что «содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

Обратившиеся в Конституционный Суд РФ депутаты в обоснование своей позиции привели следующую аргументацию. Согласно Конституции РФ участие в межгосударственных объединениях не должно приводить к нарушению прав человека или противоречить основам конституционного строя. Оспоренные нормы, в том числе процессуальных законов, обязывают суды и иные государственные органы выполнять решение ЕСПЧ даже вопреки Конституции РФ. Это может поставить правоприменителя в безвыходную ситуацию, так как он сам не сможет разрешить такую коллизию. Поэтому депутаты считают оспариваемые нормы несоответствующими Конституции Российской Федерации (частям 1, 2 и 4 статьи 15).

На наш взгляд, Конституционный Суд РФ по существу уже ответил на поставленный вопрос – все в том же Постановлении по делу Маркина. Если правоприменитель, например, суд общей юрисдикции, столкнется с такой коллизией, он должен будет направить соответствующий запрос в Конституционный Суд РФ.

Текста постановления Конституционного Суда РФ по этому делу пока нет в общем доступе.

Можно предположить, что депутаты озаботились возможностью пересмотра судебных решений в связи с исполнением решений ЕСПЧ в том числе из-за дела ЮКОСа. Российская властная элита всеми средствами пытается избежать исполнения решений международных судов, тем более что механизм исполнения решений того же ЕСПЧ имеет ряд уязвимостей. Однако Россия создает для себя возможность неисполнения решений международных судов средствами внутреннего законодательства, ссылки на которое не будут приняты международным сообществом. Получится так, что для своего народа Россия будет права (соблюдая свое собственное законодательство и решения высших судов), но для Запада все это не будет иметь никакого значения.

В настоящее время все решения Верховного и Конституционного судов подтверждают необходимость применения международного права и учета решений ЕСПЧ. Никаких изменений в те постановления Пленума Верховного Суда, о которых речь шла выше, не было. Постановления Конституционного Суда РФ вообще не могут быть обжалованы и изменены, позиции Суда также обладают определенной юридической силой. Вопрос о преодолении позиции Конституционного Суда самим Судом решается отрицательно. В связи с этим, несмотря на сложную международную ситуацию, в которой оказалась Россия, в какой-то степени судам все равно придется обращаться к общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации. Международное право не имеет такой же системы мер принуждения к исполнению, какой обладает национальное право, поэтому применение к его нарушителям санкций в рамках правового поля вряд ли возможно (а вот вне правового поля это случается).

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ должны соответствовать Конституции РФ, этой нормы достаточно для защиты суверенитета государства. Более того, международный договор, как правило, можно изменить или расторгнуть. В этом контексте дискуссия среди чиновников высокого ранга о месте и роли международного права в российской правовой системе выглядит искусственно подогретой СМИ. Зачем это делается? Чтобы инициировать изменение Конституции РФ? Но в ней есть и более животрепещущие проблемы, требующие решения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector