Был кредитор, а стал собственник

Конвертация долга в уставный капитал: как это работает

Если компания имеет серьезную задолженность, которую она не в состоянии погасить в оговоренный срок, самым очевидным выходом для ее кредиторов представляется банкротство. Но если речь идет об одном крупном кредиторе, который заинтересован в бизнесе компании-должника, есть другой выход. О том, как обменять требование к должнику на долю в его уставном капитале, — в этой статье.

В конце 2009 г. Федеральный закон от 27.12.2009 № 352-ФЗ (далее — Закон № 352-ФЗ) снял общий запрет на формирование уставного капитала хозяйственных обществ путем зачета требований его участников (акционеров) к хозяйственным обществам. В обществах с ограниченной ответственностью Закон № 352-ФЗ разрешил при увеличении уставного капитала оплачивать его путем зачета денежных требований к обществу участников общества либо третьих лиц (п. 4 ст. 19 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО). В акционерных обществах стало возможным оплачивать путем зачета денежных требований к обществу дополнительные акции, размещаемые посредством закрытой подписки (п. 2 ст. 34 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО). Как на практике работают эти нормы и какие бизнес-задачи можно решить с их помощью.

Что такое «своп» и для чего он используется

«Debt-to-equity swap» или «обмен долга на акции или доли в уставном капитале» представляет собой один из способов реструктуризации денежного долга компаний — хозяйственных обществ. Этот механизм довольно часто используется в российской и международной практике — с одной стороны, для обеспечения исполнения обязательств (например, между банком-кредитором и обществом-должником), с другой — для прекращения обязательства, которое должник не может исполнить.

На практике можно выделить несколько наиболее часто встречающихся случаев, когда должнику выгоднее предоставить кредитору акции либо доли в своем уставном капитале, чем возвращать долг.

Первый случай — невозможность исполнения денежного обязательства должником перед кредитором — третьим лицом. Так, кредитор (например, банк) может предъявить требование к компании-должнику, которое не может быть исполнено последним ввиду отсутствия достаточных денежных средств. В случае неисполнения своего денежного обязательства компанией-должником кредитор может предъявить требование о признании должника несостоятельным и в дальнейшем привести компанию к ликвидации. В такой ситуации должнику бывает проще отдать часть своего бизнеса третьему лицу в счет погашения денежного требования кредитора, чем потерять его совсем.

Второй случай — невозможность исполнения обязательства должником перед кредитором — материнской компанией. По сути, это эффективный способ внутригруппового финансирования. Приведем пример. Материнская компания создает дочернюю, чтобы через нее начать работу в новой для себя отрасли. Поскольку «дочка» создавалась для того, чтобы ускорить и упростить решение бизнес-задач материнской компании, то вопросов с финансированием не возникает — материнская компания предоставляет дочерней денежные средства для организации бизнеса (покупки недвижимости, покупки оборудования, покрытия операционных расходов и др.) в том объеме, в каком это необходимо. Поскольку дарение между компаниями запрещено (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ), материнская компания предоставляет дочерней займы. В результате, пока дочерняя компания налаживает бизнес и ничего не зарабатывает, ее чистые активы могут стать меньше размера уставного капитала, а то и вовсе стать отрицательными (п. 4 ст. 90 и п. 4 ст. 99 ГК РФ).

С одной стороны, материнская компания могла бы простить дочерней компании долг, однако подобные действия могут вызвать подозрения у налоговых органов. Велика вероятность того, что суды признают сделку ничтожной, посчитав прощение долга разновидностью дарения (Определение ВАС РФ от 20.07.2012 № ВАС‑9228/12 по делу № А40-3698/11-42-30). Конечно, варианты обойти запрет дарения найти можно — например, если дочерняя компания сможет вернуть долг хотя бы частично (см. п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств») или при наличии иной имущественной выгоды кредитора (Определение ВАС РФ от 16.02.2010 № ВАС‑15955/09 по делу № А65-5053/2009-СГ3-33). Однако не всегда дочерняя компания (тем более компания, у которой отрицательные чистые активы) имеет достаточно собственных средств, чтобы погасить долг хотя бы частично. Как быть в такой ситуации?

Чтобы простить долг дочерней компании, материнская компания принимает решение об увеличении уставного капитала дочерней компании путем зачета денежного требования в счет исполнения обязательства по внесению денежного вклада в уставный капитал дочерней компании. В дальнейшем, если понадобится, материнская компания сможет принять решение об уменьшении уставного капитала «дочки» до прежнего размера.

Третий случай — невозможность исполнения денежного обязательства должником перед кредитором — третьим лицом и его исполнение материнской компанией. Например, когда компания-должник не может исполнить денежное обязательство по оплате цены товара на основании договора купли-продажи или, например, возврату кредита или займа третьему лицу. Материнская компания компании-должника принимает на себя обязательство путем заключения соглашения о переводе долга с кредитором (п. 1 ст. 391 ГК РФ), исполняет денежное обязательство и получает взамен требование к дочерней компании. Поскольку компания-должник не обладает достаточными средствами для исполнения обязательства, материнская компания принимает решение об увеличении уставного капитала компании-должника (дочерней компании). А затем в качестве вклада в уставный капитал дочерней компании материнская компания производит зачет переведенного на нее долга. По существу, этот случай является несколько осложненной разновидностью второго случая.

Реализация механизма на практике

Хотя законодатель позволил кредиторам хозяйственного общества изменить свой статус на статус его участников (акционеров), а участникам (акционерам), имеющим требования к обществу, — увеличить свою долю участия, эта процедура не осталась без открытых вопросов с точки зрения ее реализации на практике. В частности, законодатель не ответил на вопрос, по каким правилам должна проводиться процедура debt-to-equity swap — по правилам внесения «денежного» или «неденежного» вклада или же рассматриваться как самостоятельный вид увеличения уставного капитала? Отсюда же и второй вопрос: необходима ли независимая оценка подлежащего зачету требования участника (акционера) к обществу?

С одной стороны, поскольку в качестве вклада в уставный капитал вносятся не денежные средства, а требования к обществу, эту процедуру можно было рассмотреть в качестве внесения неденежного вклада в уставный капитал. А неденежный вклад в уставный капитал хозяйственного общества подлежит обязательной независимой оценке (абз. 2 п. 2 ст. 66.2 ГК РФ). Следуя этой логике, можно было бы заключить, что обмен долга на акции и доли признается неденежным вкладом, а требование, принимаемое к зачету, подлежит обязательной оценке.

Другая точка зрения была у упраздненной на сегодняшний день Федеральной службы по финансовым рынкам. В информационном письме «Об оплате дополнительных акций, размещаемых посредством закрытой подписки, путем зачета денежных требований к акционерному обществу» ранее действовавшая служба обращала особое внимание на то, что обменять на акции либо долю в уставном капитале можно не любое, а только денежное требование. ФСФР России разграничила возможность внесения имущественного права в уставный капитал акционерного общества в соответствии с п. 2 ст. 34 Закона об АО и зачет требований к обществу путем обмена по правилам ст. 410 ГК РФ. В информационном письме нет пояснений относительно того, обязательна ли независимая оценка при проведении процедуры debt-to-equity swap. Однако из его логики следует, что процедуру конвертации долга в уставный капитал следует считать самостоятельным видом увеличения уставного капитала, а не разновидностью неденежного вклада в уставный капитал компании. С этой точки зрения обязательная оценка денежного требования к обществу, вносимого в качестве вклада в уставный капитал, не требуется.

Специалисты отмечают, что в пользу позиции, при которой вносимое в качестве вклада в уставный капитал денежное требование к обществу все же подлежит обязательной оценке, есть несколько значимых доводов. Во-первых, обязательная оценка поможет уберечь компанию от злоупотреблений со стороны недобросовестных лиц, права требования которых могут оказаться несоразмерными полученному обществом встречному предоставлению. А во‑вторых, защитить миноритариев от «размыва» их доли участия в хозяйственном обществе.

Процедура обмена долга на акции или доли в свете последних изменений в ГК РФ

До недавнего времени природа свопа в российском праве во многом оставалась неясной. Однако с 1 сентября 2014 г. действуют поправки, которые внес в ГК РФ Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ (далее — Закон № 99-ФЗ). Так какой же подход выбрал законодатель к рассматриваемому вопросу с принятием нового ГК РФ?

Ответ кроется в норме ст. 66.1 ГК РФ о вкладах в имущество хозяйственного товарищества или общества. Согласно этой норме вкладом участника хозяйственного товарищества или общества в его имущество могут быть денежные средства, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ, государственные и муниципальные облигации, а также подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам, если иное не установлено законом.

Таким образом, с принятием Закона № 99-ФЗ законодатель установил закрытый перечень объектов, которые могут быть вкладом в уставный капитал хозяйственного общества. Среди них нет «имущественных или иных подлежащих денежной оценке прав», как это было в ГК РФ до внесения поправок. Закон об ООО и Закон об АО в соответствие с ГК РФ в этой части не приведены. Правда, следует отметить, что нормы ГК РФ получили приоритет над нормами специальных законов до приведения их в соответствие с ГК РФ, поэтому положения ГК РФ о формировании уставного капитала в настоящей момент имеют приоритет над специальными законами (п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ).

Иными словами, нормы п. 4 ст. 19 Закона об ООО и п. 2 ст. 34 Закона об АО продолжают действовать, при том что оплата уставного капитала имущественными правами больше не предусмотрена. В этой связи можно сделать вывод о том, что законодатель рассматривает процедуру конвертации долга в уставный капитал как самостоятельную форму увеличения уставного капитала. Исключив возможность внесения имущественного права или подлежащего денежной оценке иного права в уставный капитал хозяйственного общества, законодатель косвенно поддержал ранее выраженную позицию ФСФР России о применении к процедуре debt-to-equity swap норм ГК РФ о зачете (ст. 410 ГК РФ). Таким образом, законодатель исключил необходимость проведения независимой оценки требования к обществу, вносимого в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества.

Какие подводные камни есть у процедуры

Как уже отмечалось, в легализации процедуры конвертации долга в уставный капитал есть некоторые спорные моменты, которые могут использовать недобросовестные участники оборота.

Так, на практике не исключается возможность выпуска и обмена акций на ничем не подкрепленное экономически требование. Например, требование по договору купли-продажи имущества с значительно завышенной стоимостью предмета купли-продажи. Подобная ситуация может породить на практике формирование «дутых» уставных капиталов. Поэтому вполне вероятно, что дальнейшее регулирование будет развиваться по пути устранения возникающих пробелов, но уже в рамках понимания того, что конвертация долга в уставный капитал представляет собой самостоятельный способ увеличения уставного капитала хозяйственного общества.

Debt-to-equity swap как институт реструктуризации долга используется во многих правопорядках, например в США, Англии, Республике Кипр, Германии и др., и в зависимости от государства имеет некоторые особенности.

Так, например, при увеличении уставного капитала путем зачета в обществе с ограниченной ответственностью в Федеративной Республике Германия необходимо провести независимую оценку рыночной стоимости требования, подлежащего зачету (абз. 4 пар. 5 Закона ФРГ «Об обществах с ограниченной ответственностью» 1892 года), поскольку германский закон рассматривает подобную сделку как внесение неденежного вклада в уставный капитал, а неденежный вклад перед его внесением в уставный капитал подлежит оценке. Некоторые правопорядки, наоборот, не предъявляют такого требования — например, большинство стран Общего права («Common law»).

При проведении процедуры конвертации долга в уставный капитал важно правильно оформить сопровождающие этот процесс документы. В частности, в решении общего собрания об увеличении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью должно быть два пункта. Первый — о том, что участники приняли решение об увеличении уставного капитала общества до определенного размера за счет дополнительного денежного вклада такого-то участника либо за счет вклада третьего лица в определенном размере. Во втором пункте необходимо указать, что в счет внесения денежного вклада такого-то лица участники принимают решение зачесть определенную сумму из обязательства общества перед этим лицом.

В решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций посредством закрытой подписки важно включить пункт о возможности такой оплаты путем зачета денежных требований к обществу. При отсутствии такого указания оплата размещаемых дополнительных акций путем зачета денежных требований к акционерному обществу не допускается (абз. 7 п. 20.2 Положения о стандартах эмиссии ценных бумаг, утвержденного Банком России 11.08.2014 № 428-П).

Был кредитором, а стал участником. Е. Иванов

Банкротство многих ООО в условиях кризиса заставило законодателей установить дополнительные гарантии защиты прав кредиторов.

Читать еще:  Гас правосудие подать документы в электронном виде

Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” (далее – ФЗ-14) в редакции Федерального закона от 27.12.09 № 352-ФЗ (далее – ФЗ-352) “подбросил” участникам, да и руководителям ООО неприятный сюрприз от своих кредиторов, которым предоставлены дополнительные возможности по входу в число участников общества.

Так, п. 4 ст. 19 ФЗ-14, введенным ФЗ-352, определено, что по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками единогласно, участники общества в счет внесения ими дополнительных вкладов и (или) третьи лица в счет внесения ими вкладов вправе зачесть денежные требования к обществу.

Это означает, что при уклонении общества от возврата долга эти лица (свои участники или посторонние кредиторы) могут требовать не только исполнения обществом его обязательства, но и замены исполнения путем предоставления посторонним кредиторам доли в УК или ее увеличения для своего участника.

Если ООО откажет в этом своим настойчивым кредиторам, то они могут вообще парализовать его работу, инициировав процедуру банкротства.

Отметим, что при вхождении кредитора в число участников путем конвертации его долга в долю в УК общества, кредитор, в принципе, может “поглотить” всю компанию, т.е. получить в ее УК долю в размере до 99,99%.

В самом деле, на какую долю должен рассчитывать кредитор при конвертации его долга, допустим, в сумме 10 млн. руб. при УК общества в 10000 руб.?

Для начала определимся, зачем кредитору вообще необходимо входить в число участников общества-должника?

Дело в том, что данное общество, испытывая в настоящее время недостаток оборотных средств для оплаты долга, может, во-первых, иметь большую стоимость своих активов (в том числе имеет и недооцененные активы), значительные добавочный капитал, нераспределенную прибыль, а, во-вторых, имеет большие перспективы своей деятельности (например, в сфере современных технологий и т.д.).

Размер получаемой доли путем конвертации долга кредитор и должник должны определить путем переговоров. При этом возможна независимая оценка реальной стоимости активов должника.

На основе такой оценки путем применения различных согласованных методик определяется возможная доля кредитора и ее стоимость.

Процесс конвертации долга в долю в УК путем увеличения его размера

Итак, для конвертации долга необходимо заявление кредитора о желании войти в капитал ООО с указанием размера и состава дополнительного вклада (в сумме долга), порядка и сроков его внесения (зачет требований). В заявлении также необходимо указать размер и номинальную стоимость доли, которую кредитор желает получить.

После этого участники общества-должника должны провести общее собрание, на котором единогласно должны быть приняты решение об увеличении УК, внесения изменений в устав в связи с этим, о принятии нового участника и о новом распределении долей в ООО. В решении должно быть указано, что стоимость доли оплачивается путем зачета определенных требований кредитора к обществу. После этого в налоговую инспекцию представителем должника подается пакет документов, в который должны войти:

  • решение общего собрания участников ООО;
  • изменения в уставе ООО, связанные с увеличением капитала;
  • заявление о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, по форме № Р13001;
  • документ (платежное поручение, квитанция) об уплате госпошлины за регистрацию изменений, вносимых в устав, в сумме 800 руб. Письмом Минфина РФ от 23.05.11 № 03-05-04-03/32 разъяснено, что организация вправе уплачивать госпошлину через физических лиц – ее представителей. При уплате пошлины с банковского счета представителя в платежном документе нужно указать, что плательщик действует от имени представляемого. При уплате пошлины физическим лицом наличными денежными средствами к платежному документу необходимо приложить доказательства того, что денежные средства принадлежат организации (т.е. нужно указать, что физическое лицо действует на основании доверенности или учредительных документов с приложением расходного кассового ордера или иного документа, подтверждающего выдачу ему денежных средств на уплату госпошлины);
  • заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ в части состава участников ООО и размеров стоимости их долей по форме № Р14001. Отдельная пошлина при подаче этого заявления не вносится.

Итогом регистрационных процедур станет получение двух свидетельств о внесении изменений в ЕГРЮЛ – о регистрации поправок, внесенных в устав, и о внесении сведений об участниках ООО (форма № Р50003).

Примечание С 04.07.13 утратило силу Постановление Правительства РФ от 19.06.02 № 439, которым была утверждена форма свидетельства № Р50003. В связи с чем по адресу места нахождения юридического лица направляются листы записи ЕГРЮЛ по форме № Р50007, утвержденной Приказом ФНС от 13.11.12 № ММВ-7-6/843@.

Вопросы налогообложения операции конвертации долга в долю в УК общества-должника

Кредитор и должник на общем режиме налогообложения

Зачет долга кредитора в счет оплаты доли на налоговые обязательства кредитора, возникшие по первоначальным операциям, из-за которых возник долг, не влияет.

Налоговую стоимость полученной доли, согласно пп. 2 п. 1 277 НК РФ, кредитор должен учесть в размере погашенного долга. Налоговая стоимость имущества, полученного обществом-должником от кредитора, также не меняется.

Ни дохода, ни расхода от увеличения УК и приема нового участника у общества-должника не возникает. На сумму вычета НДС по первичной операции зачет долга также не влияет.

Однако если долг возник в результате выплаты аванса под будущую поставку, то после его конвертации в долю в УК:

  • если кредитор принимал НДС с суммы аванса к вычету, он должен его восстановить;
  • общество-должник ранее уплаченный НДС с аванса может принять к вычету, так как при зачете долга по авансу в счет оплаты доли в УК должника изменились условия договора поставки.

Кредитор и должник на специальном режиме налогообложения

Такие общества признают доходы и расходы кассовым методом.

Так, если кредитор-“общережимник” признает выручку после отгрузки, т.е. в нашем случае до зачета его долга, то, например, кредитор-“упрощенец” только после зачета долга должен отразить в учете доход от продажи поставленных должнику товаров (работ или услуг) в размере первоначального обязательства, погашенного путем зачета.

Далее. Общество-должник в своем налоговом учете не должно считать имущество, в результате неоплаты которого возник долг, полученным безвозмездно (подробнее см. в подразделе 7.3.1 главы I части 2 “Энциклопедии действующего ООО”)

Бухгалтерский учет

Что касается бухучета, то здесь нам поможет Пример 1, а также следующий пример, построенный на зачете долга, возникшего по договору поставки.

ПРИМЕР 1 . ООО “Альтаир”, уставный капитал которого равен 100000 руб., получило от своего директора, который является участником данного общества (размер доли 25%), краткосрочный беспроцентный заем в сумме 25000 руб. Общим собранием участников было принято предложение директора ООО “Альтаир” о зачете его денежных требований к обществу на основании п. 4 ст. 19 ФЗ-14 в счет внесения им дополнительного вклада в УК.

Сумма, зачтенная в счет дополнительного вклада участника, принята равной 25000 руб. При этом размер УК увеличивается на 20000 руб.

В учете общества должны быть выполнены следующие проводки.

На дату принятия решения о зачете суммы займа:

Д66 К75-1-ДИР – 25000 руб. – задолженность директору по займу зачтена в счет внесения им дополнительного вклада.

На дату уплаты государственной пошлины:

Д91-2 К68 – 800 руб. – сумма госпошлины;

Д68 К51 – 800 руб. – отражено перечисление госпошлины.

На дату внесения изменений в ЕГРЮЛ:

Д75-1-ДИР К80-2 – 20000 руб. – отражено увеличение уставного капитала ООО за счет дополнительного вклада участника;

Д75-1-ДИР К83 – 5000 руб. – зачислена в добавочный капитал сумма превышения полученной от участника суммы над суммой увеличения УК.

Таким образом, размер доли данного участника увеличился с 25% до 37,5% ((25000 + 20000) : 120000).

ПРИМЕР 2 . ООО “Альтаир” с УК 10000 руб. имеет трех участников с долями соответственно 45%, 35% и 20%. Обществу была поставлена дорогостоящая электронная техника на сумму 5 млн. руб. В установленный договором срок общество расплатиться с поставщиком ООО “Антарес” не смогло. В ходе переговоров участники ООО “Альтаир” согласились конвертировать долг на 3/4 УК общества. При этом УК увеличивается на 30000 руб. и его новый размер становится равным 40000 руб.

В учете ООО “Альтаир” должны быть выполнены следующие проводки.

На дату принятия решения о зачете суммы долга:

Д60 К75-1-ООО “Антарес” – 5000000 руб. – отражена задолженность ООО “Антарес” по поставке товаров зачтена в счет внесения им дополнительного вклада.

На дату уплаты государственной пошлины:

Д91-2 К68 – 800 руб. – отражена сумма госпошлины;

Д68 К51 – 800 руб. – отражено перечисление госпошлины.

На дату внесения изменений в ЕГРЮЛ:

Д75-1-ООО “Антарес” К80-2 – 30000 руб. – отражено увеличение уставного капитала ООО за счет конвертирования долга;

Д75-1-ООО “Антарес” К83 – 4970000 руб. – зачислена в добавочный капитал сумма превышения зачтенного долга над суммой увеличения УК.

Таким образом, размер доли ООО “Антарес” в новом УК ООО “Альтаир” составляет 75% (30000 : 40000). Размеры же долей старых участников уменьшились соответственно до 11,25% (4500 : 40000), 8,75% (3500 : 40000) и 5% (2000 : 40000).

В учете ООО “Антарес” должны быть выполнены следующие проводки.

На дату принятия решения о зачете суммы долга:

Д76-ООО “Альтаир” К62-ООО “Альтаир” – 5000000 руб. – зачтен долг за поставку товаров ООО “Альтаир” в счет внесения вклада в его УК.

На дату уплаты государственной пошлины:

Д91-2 К68 – 800 руб. – сумма госпошлины;

Д68 К51 – 800 руб. – отражено перечисление госпошлины.

На дату внесения изменений в ЕГРЮЛ:

Д58-1 К76-ООО “Альтаир” – 5000000 руб. – принято к учету финансовое вложение в виде доли в УК ООО “Альтаир”.

Конвертация долга в уставный капитал: как это работает

Если компания имеет серьезную задолженность, которую она не в состоянии погасить в оговоренный срок, самым очевидным выходом для ее кредиторов представляется банкротство. Но если речь идет об одном крупном кредиторе, который заинтересован в бизнесе компании-должника, есть другой выход. О том, как обменять требование к должнику на долю в его уставном капитале, — в этой статье.

В конце 2009 г. Федеральный закон от 27.12.2009 № 352-ФЗ (далее — Закон № 352-ФЗ) снял общий запрет на формирование уставного капитала хозяйственных обществ путем зачета требований его участников (акционеров) к хозяйственным обществам. В обществах с ограниченной ответственностью Закон № 352-ФЗ разрешил при увеличении уставного капитала оплачивать его путем зачета денежных требований к обществу участников общества либо третьих лиц (п. 4 ст. 19 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО). В акционерных обществах стало возможным оплачивать путем зачета денежных требований к обществу дополнительные акции, размещаемые посредством закрытой подписки (п. 2 ст. 34 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее — Закон об АО). Как на практике работают эти нормы и какие бизнес-задачи можно решить с их помощью.

Что такое «своп» и для чего он используется

«Debt-to-equity swap» или «обмен долга на акции или доли в уставном капитале» представляет собой один из способов реструктуризации денежного долга компаний — хозяйственных обществ. Этот механизм довольно часто используется в российской и международной практике — с одной стороны, для обеспечения исполнения обязательств (например, между банком-кредитором и обществом-должником), с другой — для прекращения обязательства, которое должник не может исполнить.

На практике можно выделить несколько наиболее часто встречающихся случаев, когда должнику выгоднее предоставить кредитору акции либо доли в своем уставном капитале, чем возвращать долг.

Первый случай — невозможность исполнения денежного обязательства должником перед кредитором — третьим лицом. Так, кредитор (например, банк) может предъявить требование к компании-должнику, которое не может быть исполнено последним ввиду отсутствия достаточных денежных средств. В случае неисполнения своего денежного обязательства компанией-должником кредитор может предъявить требование о признании должника несостоятельным и в дальнейшем привести компанию к ликвидации. В такой ситуации должнику бывает проще отдать часть своего бизнеса третьему лицу в счет погашения денежного требования кредитора, чем потерять его совсем.

Второй случай — невозможность исполнения обязательства должником перед кредитором — материнской компанией. По сути, это эффективный способ внутригруппового финансирования. Приведем пример. Материнская компания создает дочернюю, чтобы через нее начать работу в новой для себя отрасли. Поскольку «дочка» создавалась для того, чтобы ускорить и упростить решение бизнес-задач материнской компании, то вопросов с финансированием не возникает — материнская компания предоставляет дочерней денежные средства для организации бизнеса (покупки недвижимости, покупки оборудования, покрытия операционных расходов и др.) в том объеме, в каком это необходимо. Поскольку дарение между компаниями запрещено (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ), материнская компания предоставляет дочерней займы. В результате, пока дочерняя компания налаживает бизнес и ничего не зарабатывает, ее чистые активы могут стать меньше размера уставного капитала, а то и вовсе стать отрицательными (п. 4 ст. 90 и п. 4 ст. 99 ГК РФ).

С одной стороны, материнская компания могла бы простить дочерней компании долг, однако подобные действия могут вызвать подозрения у налоговых органов. Велика вероятность того, что суды признают сделку ничтожной, посчитав прощение долга разновидностью дарения (Определение ВАС РФ от 20.07.2012 № ВАС‑9228/12 по делу № А40-3698/11-42-30). Конечно, варианты обойти запрет дарения найти можно — например, если дочерняя компания сможет вернуть долг хотя бы частично (см. п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств») или при наличии иной имущественной выгоды кредитора (Определение ВАС РФ от 16.02.2010 № ВАС‑15955/09 по делу № А65-5053/2009-СГ3-33). Однако не всегда дочерняя компания (тем более компания, у которой отрицательные чистые активы) имеет достаточно собственных средств, чтобы погасить долг хотя бы частично. Как быть в такой ситуации?

Читать еще:  Задолженность по алиментам как взыскать с родителя

Чтобы простить долг дочерней компании, материнская компания принимает решение об увеличении уставного капитала дочерней компании путем зачета денежного требования в счет исполнения обязательства по внесению денежного вклада в уставный капитал дочерней компании. В дальнейшем, если понадобится, материнская компания сможет принять решение об уменьшении уставного капитала «дочки» до прежнего размера.

Третий случай — невозможность исполнения денежного обязательства должником перед кредитором — третьим лицом и его исполнение материнской компанией. Например, когда компания-должник не может исполнить денежное обязательство по оплате цены товара на основании договора купли-продажи или, например, возврату кредита или займа третьему лицу. Материнская компания компании-должника принимает на себя обязательство путем заключения соглашения о переводе долга с кредитором (п. 1 ст. 391 ГК РФ), исполняет денежное обязательство и получает взамен требование к дочерней компании. Поскольку компания-должник не обладает достаточными средствами для исполнения обязательства, материнская компания принимает решение об увеличении уставного капитала компании-должника (дочерней компании). А затем в качестве вклада в уставный капитал дочерней компании материнская компания производит зачет переведенного на нее долга. По существу, этот случай является несколько осложненной разновидностью второго случая.

Реализация механизма на практике

Хотя законодатель позволил кредиторам хозяйственного общества изменить свой статус на статус его участников (акционеров), а участникам (акционерам), имеющим требования к обществу, — увеличить свою долю участия, эта процедура не осталась без открытых вопросов с точки зрения ее реализации на практике. В частности, законодатель не ответил на вопрос, по каким правилам должна проводиться процедура debt-to-equity swap — по правилам внесения «денежного» или «неденежного» вклада или же рассматриваться как самостоятельный вид увеличения уставного капитала? Отсюда же и второй вопрос: необходима ли независимая оценка подлежащего зачету требования участника (акционера) к обществу?

С одной стороны, поскольку в качестве вклада в уставный капитал вносятся не денежные средства, а требования к обществу, эту процедуру можно было рассмотреть в качестве внесения неденежного вклада в уставный капитал. А неденежный вклад в уставный капитал хозяйственного общества подлежит обязательной независимой оценке (абз. 2 п. 2 ст. 66.2 ГК РФ). Следуя этой логике, можно было бы заключить, что обмен долга на акции и доли признается неденежным вкладом, а требование, принимаемое к зачету, подлежит обязательной оценке.

Другая точка зрения была у упраздненной на сегодняшний день Федеральной службы по финансовым рынкам. В информационном письме «Об оплате дополнительных акций, размещаемых посредством закрытой подписки, путем зачета денежных требований к акционерному обществу» ранее действовавшая служба обращала особое внимание на то, что обменять на акции либо долю в уставном капитале можно не любое, а только денежное требование. ФСФР России разграничила возможность внесения имущественного права в уставный капитал акционерного общества в соответствии с п. 2 ст. 34 Закона об АО и зачет требований к обществу путем обмена по правилам ст. 410 ГК РФ. В информационном письме нет пояснений относительно того, обязательна ли независимая оценка при проведении процедуры debt-to-equity swap. Однако из его логики следует, что процедуру конвертации долга в уставный капитал следует считать самостоятельным видом увеличения уставного капитала, а не разновидностью неденежного вклада в уставный капитал компании. С этой точки зрения обязательная оценка денежного требования к обществу, вносимого в качестве вклада в уставный капитал, не требуется.

Специалисты отмечают, что в пользу позиции, при которой вносимое в качестве вклада в уставный капитал денежное требование к обществу все же подлежит обязательной оценке, есть несколько значимых доводов. Во-первых, обязательная оценка поможет уберечь компанию от злоупотреблений со стороны недобросовестных лиц, права требования которых могут оказаться несоразмерными полученному обществом встречному предоставлению. А во‑вторых, защитить миноритариев от «размыва» их доли участия в хозяйственном обществе.

Процедура обмена долга на акции или доли в свете последних изменений в ГК РФ

До недавнего времени природа свопа в российском праве во многом оставалась неясной. Однако с 1 сентября 2014 г. действуют поправки, которые внес в ГК РФ Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ (далее — Закон № 99-ФЗ). Так какой же подход выбрал законодатель к рассматриваемому вопросу с принятием нового ГК РФ?

Ответ кроется в норме ст. 66.1 ГК РФ о вкладах в имущество хозяйственного товарищества или общества. Согласно этой норме вкладом участника хозяйственного товарищества или общества в его имущество могут быть денежные средства, вещи, доли (акции) в уставных (складочных) капиталах других хозяйственных товариществ и обществ, государственные и муниципальные облигации, а также подлежащие денежной оценке исключительные, иные интеллектуальные права и права по лицензионным договорам, если иное не установлено законом.

Таким образом, с принятием Закона № 99-ФЗ законодатель установил закрытый перечень объектов, которые могут быть вкладом в уставный капитал хозяйственного общества. Среди них нет «имущественных или иных подлежащих денежной оценке прав», как это было в ГК РФ до внесения поправок. Закон об ООО и Закон об АО в соответствие с ГК РФ в этой части не приведены. Правда, следует отметить, что нормы ГК РФ получили приоритет над нормами специальных законов до приведения их в соответствие с ГК РФ, поэтому положения ГК РФ о формировании уставного капитала в настоящей момент имеют приоритет над специальными законами (п. 4 ст. 3 Закона № 99-ФЗ).

Иными словами, нормы п. 4 ст. 19 Закона об ООО и п. 2 ст. 34 Закона об АО продолжают действовать, при том что оплата уставного капитала имущественными правами больше не предусмотрена. В этой связи можно сделать вывод о том, что законодатель рассматривает процедуру конвертации долга в уставный капитал как самостоятельную форму увеличения уставного капитала. Исключив возможность внесения имущественного права или подлежащего денежной оценке иного права в уставный капитал хозяйственного общества, законодатель косвенно поддержал ранее выраженную позицию ФСФР России о применении к процедуре debt-to-equity swap норм ГК РФ о зачете (ст. 410 ГК РФ). Таким образом, законодатель исключил необходимость проведения независимой оценки требования к обществу, вносимого в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества.

Какие подводные камни есть у процедуры

Как уже отмечалось, в легализации процедуры конвертации долга в уставный капитал есть некоторые спорные моменты, которые могут использовать недобросовестные участники оборота.

Так, на практике не исключается возможность выпуска и обмена акций на ничем не подкрепленное экономически требование. Например, требование по договору купли-продажи имущества с значительно завышенной стоимостью предмета купли-продажи. Подобная ситуация может породить на практике формирование «дутых» уставных капиталов. Поэтому вполне вероятно, что дальнейшее регулирование будет развиваться по пути устранения возникающих пробелов, но уже в рамках понимания того, что конвертация долга в уставный капитал представляет собой самостоятельный способ увеличения уставного капитала хозяйственного общества.

Debt-to-equity swap как институт реструктуризации долга используется во многих правопорядках, например в США, Англии, Республике Кипр, Германии и др., и в зависимости от государства имеет некоторые особенности.

Так, например, при увеличении уставного капитала путем зачета в обществе с ограниченной ответственностью в Федеративной Республике Германия необходимо провести независимую оценку рыночной стоимости требования, подлежащего зачету (абз. 4 пар. 5 Закона ФРГ «Об обществах с ограниченной ответственностью» 1892 года), поскольку германский закон рассматривает подобную сделку как внесение неденежного вклада в уставный капитал, а неденежный вклад перед его внесением в уставный капитал подлежит оценке. Некоторые правопорядки, наоборот, не предъявляют такого требования — например, большинство стран Общего права («Common law»).

При проведении процедуры конвертации долга в уставный капитал важно правильно оформить сопровождающие этот процесс документы. В частности, в решении общего собрания об увеличении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью должно быть два пункта. Первый — о том, что участники приняли решение об увеличении уставного капитала общества до определенного размера за счет дополнительного денежного вклада такого-то участника либо за счет вклада третьего лица в определенном размере. Во втором пункте необходимо указать, что в счет внесения денежного вклада такого-то лица участники принимают решение зачесть определенную сумму из обязательства общества перед этим лицом.

В решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем размещения дополнительных акций посредством закрытой подписки важно включить пункт о возможности такой оплаты путем зачета денежных требований к обществу. При отсутствии такого указания оплата размещаемых дополнительных акций путем зачета денежных требований к акционерному обществу не допускается (абз. 7 п. 20.2 Положения о стандартах эмиссии ценных бумаг, утвержденного Банком России 11.08.2014 № 428-П).

СОБЫТИЯ И ФАКТЫ

Что изменилось для компаний и граждан в порядке уплаты транспортного и земельного налогов

Для малых компаний отменен обязательный аудит

Нанимать иностранцев в магазины можно, но не на все должности

Миклашевич А.В., ПФР России: “”Страховая”” отчетность: ПФР уполномочен разъяснить.

Скоро предстоит сдавать отчетность в ПФР. Вопросы читателей по этому поводу не иссякают. За ответами на самые часто задаваемые из них мы обратились к представителю ПФР.

Ефремова А.А., аудиторская фирма ООО “Вектор развития”: “Особенности национального аудита”

Многих наших читателей в ближайшее время ждет аудиторская проверка. О том, как грамотно выбрать аудитора, чего от него ждать и на что надо обратить внимание, готовясь к встрече с ним, рассказывает наша собеседница, аудитор с многолетним стажем.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Отменил ли ВАС кассовый метод для предпринимателей

В конце прошлого года ВАС РФ признал недействующими отдельные положения Порядка учета доходов и расходов для предпринимателей, уплачивающих НДФЛ.

Многие назвали это решение ВАС революционным, потому что оно вроде как отменяет для предпринимателей кассовый метод учета. В связи с этим некоторые эксперты делают вывод, что с 2011 г. предприниматели при исчислении НДФЛ могут смело определять доходы и расходы методом начисления, закрепив его в своей учетной политике. Так ли это на самом деле, вы узнаете из статьи рубрики “Давайте разберемся”.

Невыплата зарплаты “подорожала” до полумиллиона

(Комментарий к поправкам в статью 145.1 Уголовного кодекса РФ)

С 7 января действует новая редакция статьи 145.1 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за невыплату зарплаты, пособий и иных выплат гражданам.

Основные изменения таковы: разграничена ответственность за полную и частичную невыплату зарплаты; расширен круг лиц, привлекаемых к ответственности, увеличены штрафы и вместе с тем сокращены сроки лишения свободы за это преступление. Вместе с тем остались и нерешенные вопросы. Обо всем этом читайте в одном из материалов рубрики “Нормативный документ”.

Упрощенный бухучет для малых предприятий

(Комментарий к изменениям в положения по бухгалтерскому учету)

Начиная с отчетности за 2010 год действуют изменения в восемь положений по бухгалтерскому учету, которые значительно облегчают работу бухгалтеров малых предприятий. Доходы и расходы можно определять по кассовому методу, а некоторые специфические ПБУ малые предприятия вообще теперь могут не применять. Подробно обо всех изменениях читайте в рубрике “Нормативный документ”.

Правила игры во время и после налоговых проверок

В силу специфики своей работы бухгалтерам нередко приходится иметь дело с налоговыми инспекторами. Особенно тесным общение с ними становится в период проверки. В это время знание своих законных прав и обязанностей как проверяемого лица выходит на первый план. В рубрике “Спрашивали – отвечаем” на многие каверзные вопросы вы найдете ответы, которые помогут вам в диалоге с проверяющими.

Рассмотрение материалов проверки: готовимся и возражаем

(Что принести с собой в инспекцию и как себя вести)

Проверка позади. По ее результатам налоговики сделали вам доначисления, с которыми вы не согласны. Скорее всего, вы уже написали возражения на акт проверки. Но впереди еще один этап – рассмотрение материалов проверки. В рубрике “Актуальная тема” мы расскажем, как достойно его пройти.

(Как выдать рекламные призы, чтобы гражданину не пришлось платить НДФЛ самому)

Чтобы повысить уровень продаж, организации нередко прибегают к рекламным акциям. И часто по итогам стимулирующей лотереи или конкурса вручают призы. Но с их стоимости должен быть начислен НДФЛ. Порой его приходится платить самому выигравшему. Мы расскажем, что можно сделать, чтобы победителю не пришлось самостоятельно уплачивать налог с полученного приза.

Читать еще:  Преступления вызывающие общественный резонанс что это

“Некотируемый” валютный курс

(Как определить курс валюты, который ЦБ официально не устанавливает)

Заграничные командировки, покупка товаров у иностранных поставщиков. При учете таких операций бухгалтеру требуется официальный курс Центрального банка – чтобы перевести суммы в иностранной валюте в рубли. Если интересующая вас валюта – доллары или евро, то проблем с поиском курса ЦБ нет. А что же делать, если Центробанк не устанавливает курс для нужной вам валюты, например грузинского лари? Вариантов несколько, а каких – читайте в рубрике “Актуальная тема”.

Был кредитор, а стал собственник

(Как кредитору и должнику учесть конвертацию долга в долю в компании-должнике и как это скажется на налогах)

Если компания-должник не в состоянии вернуть долг, то по договоренности можно “превратить” долг в долю в капитале должника. И хотя дележ компании – сугубо личное дело ее владельцев и кредиторов, в нем придется поучаствовать и бухгалтерам должника и кредитора. Что им предстоит рассчитать и какие операции отразить в бухгалтерском учете? Как “метаморфоза” долга скажется на налогах кредитора и должника? Обо всем этом – в рубрике “Актуальная тема”.

Можно ли при УСНО учесть в расходах капвложения в арендованное имущество

Порядок учета арендатором расходов на неотделимые улучшения арендованного имущества всегда вызывает вопросы у бухгалтеров. Еще больше вопросов возникает, если арендатор – на упрощенке. Может ли он уменьшить базу на сумму расходов по достройке? Если да, то не придется ли ему пересчитывать налог при УСНО после расторжения договора аренды и передачи неотделимых улучшений арендодателю? Ответы – в одной из статей рубрики “Давайте разберемся”.

Банкротим должника за свой счет

(Когда это нужно и что делать с расходами)

Иногда компании взыскивают долги с контрагентов через суд, однако в ходе исполнительного производства выясняется, что погасить задолженность должник не в состоянии. Причиной тому может быть отсутствие имущества либо его недостаточность. Сразу списывать такую задолженность во внереализационные расходы налоговики не разрешают. Как поступить в такой ситуации компании-кредитору, чтобы не возникло разногласий с контролерами, подскажет наша статья в рубрике “Актуальная тема”.

Компания переезжает: будет ли расходом плата за одновременную аренду старого и нового офисов

При переезде в новый офис может получиться так, что в течение какого-то времени компании придется платить за аренду обоих офисов . и старого, и нового. В одном из материалов рубрики “Давайте разберемся” мы развеем сомнения многих бухгалтеров в том, можно ли арендные платежи одновременно за два офиса учесть в “прибыльных” расходах.

Дебитор и кредитор в одном лице: возможен ли “сомнительный” резерв

Если ваш кредитор является вашим же дебитором и у вас есть непогашенная дебиторская и кредиторская задолженность, то вас наверняка интересует, можно ли создавать резервы по сомнительным долгам в таком случае. Об этом вы узнаете из материала рубрики “Давайте разберемся”.

Надо ли уведомлять органы ФМС и занятости о безвизовом иностранце, если он передумал у вас работать

При приеме на работу безвизовых мигрантов работодателю в 3-дневный срок после заключения трудового договора нужно письменно уведомить об этом территориальное отделение ФМС России и региональный орган занятости. Может получиться, что трудовой договор с иностранцем вы заключили, а на работу в нужный срок он не вышел. Мы расскажем, нужно ли в такой ситуации направлять уведомления в госорганы.

Что должен предпринять работодатель, чтобы поставить топ-мигранта на учет в ИФНС

С июля 2010 г. российские компании могут в упрощенном порядке привлекать на работу высококвалифицированных зарубежных специалистов на основании трудового или гражданско-правового договора. При этом в течение 30 календарных дней со дня получения топ-мигрантом разрешения на работу работодатели обязаны представить в орган ФМС сведения о его постановке на учет в налоговом органе. Каким образом у работодателя должны оказаться эти сведения и должен ли он что-то предпринять, чтобы поставить топ-мигранта на .налоговый. учет? Ищите ответы в рубрике “Давайте разберемся”.

Подборка новых судебных решений о том, что:

– выгодные для налогоплательщика разъяснения, которых на момент нарушения еще не существовало, от штрафа не освобождают;

– новая ИФНС обязана вернуть НДС, правомерность возмещения которого подтвердила старая инспекция;

– женщина . учредитель и директор фирмы в одном лице тоже имеет право на получение пособия по беременности и родам;

– доначисляя налог на прибыль расчетным путем инспекция должна учесть данные по всем аналогичным налогоплательщикам – как прибыльным, так и убыточным, –

Собственников бизнеса урезали в правах кредиторов

Знаковое решение Верховного суда (по делу №А40-201077/2015) опубликовано на сайте картотеки арбитражных дел. Ключевой момент в том, что суд не счел нужным разрешить владельцу, кредитовавшему свою компанию, вернуть свои средства в рамках третьей очереди наряду с остальными кредиторами. До сих пор в случае банкротства компании суды удовлетворяли такие требования собственников. Юристы опасаются, что дальнейшая судебная практика по подобного рода делам теперь будет поворачиваться в сторону ФНС, позицию которой в вынесенном решении как раз и разделил Верховный суд.

Суть спора заключалась в следующем: кредитор в лице компании Baricall Management Ltd просил включить его требования в реестр кредиторов банкротящегося должника ООО «Дискурс», 100-процентным собственником которого является компания . Арбитражный суд Москвы требования кредитора поддержал, включив его в реестр кредиторов должника. Однако это решение стали оспаривать налоговики. Когда оно устояло в апелляции и кассации, ФНС подала жалобу в Верховный суд.

Возражения налоговиков основывались на том, что денежные средства, перечисленные собственником компании (должнику), использовались в интересах вовсе не должника, а его владельца. Фактически за счет этих средств осуществлялась оплата работ и приобретение стройматериалов для возведения административно-складского корпуса, который по окончании строительства, по мнению налоговой, перешел в собственность сторонней компании, подконтрольной бенефициару.

Налоговый орган в кассационной жалобе обратил внимание и на то, что возврат полученного займа производился должником за счет выручки от продажи основных средств компании, причем эти сделки заключались с одобрения собственника по заниженной цене. Таким образом, делает вывод ФНС, поведение аффилированных компаний является недобросовестным, а выданный заем — сделка мнимая, которая совершена для сокрытия от третьих лиц истинных мотивов поведения компаний.

Верховный суд доводы налоговой посчитал убедительными и отменил судебные акты нижестоящих инстанций, отправив дело на новое рассмотрение со следующими рекомендациями. Судам, по мнению ВС, следует более тщательно погружаться и выяснять реальность хозяйственных сделок, тем более в случае, когда есть подозрения в их мнимости и притворности. Как указывает ВС, стороны, совершая мнимые либо притворные сделки, «будучи заинтересованными в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, создавать не стремятся».

Как работает схема

Как поясняет руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева, учредители должны вносить дополнительные вклады в уставный капитал общества, для того чтобы возрастала капитализация компании и она становилась финансово устойчивой, тем самым давая большие гарантии кредиторам. Однако вместо этого учредители и акционеры осуществляют дополнительные вложения в виде займов. Как правило, делают они это либо от своего лица, либо через аффилированные компании-прокладки.

«Впоследствии, при ликвидации компании, учредители-кредиторы встают в общую очередь с другими кредиторами, что позволяет им фактически управлять процедурой банкротства», — объясняет природу возникновения выгоды для учредителей Юлия Литовцева. Если бы собственники производили дополнительные вложения в установленном порядке, например, в случае их выхода из состава участников, размер выплат рассчитывался бы не от суммы вложений, а исходя из определенной пропорции, основанной на чистых активах компании. В неблагополучной компании чистые активы, как правило, низкие или вовсе отрицательные, поэтому собственник такого бизнеса не получил бы ничего или действительную стоимость доли, которая была бы гораздо ниже внесенной в уставный капитал суммы, добавляет она. Таким образом, получается, что учредители пытаются незаконно вставать в третью очередь вместе со всеми кредиторами, (а не в последнюю, как полагается собственникам бизнеса) и получить от этого выгоду.

По мнению опрошенных РБК юристов, вынесенное решение является знаковым для дальнейшей судебной практики. Судам дали понять, что их задача не просто формально изучать документы, на которых стороны обосновывают свою позицию, но и понимать мотивы и действия сторон, которые стоят за этими документами, и тем самым проверять, добросовестно ли действуют компании или не совсем.

При этом для налоговиков фактически создан шаблон на случай, если есть серьезные основания полагать, что сделки между собственником и его активом имеют мнимый характер и заключены для целей скрыть истинные намерения, указывает юрист бюро «Деловой фарватер» Павел Ивченков. По сути, тем компаниям, которые используют аффилированные лица для целей снижения налогооблагаемой базы путем списания потерь на плохие долги, стоит забыть об этой схеме. Теперь налоговые органы получили фактически отработанную судебную практику, как действовать, чтобы через арбитражный суд признавать мнимыми сделки займа, поставки, подряда, оказания услуг и т.п., заключенные между аффилированными лицами», — объясняет Ивченков.

По его мнению, теперь налоговые органы, увидев признаки мнимой сделки между аффилированными лицами, будут инициировать судебные иски в целях признания таких сделок притворными, то есть описанная выше схема будет перекрыта.

При этом эксперты отмечают, что кредитование собственниками дочерних компаний — чрезвычайно​ широко распространенная в России практика. «Мы часто сталкиваемся с тем, что собственники бизнеса, как физлица, так и иностранные организации, а также государство, кредитуют дочерние компании», — отмечает партнер Ernst & Young Ирина Быховская.

Согласно статистике на сайте Верховного суда за 2016 год, поступило 67,7 тыс. заявлений о признании должника банкротом (для сравнения: в 2014 году таких заявлений было 42 тыс.). Всего по делам о банкротстве за прошедший год было рассмотрено 406 тыс. заявлений, жалоб, ходатайств и разногласий, причем 60% из них — это заявления об установлении размера требований кредиторов или об исключении из реестра требований из общего числа кредиторов.

Без вины виноватые

По оценкам юриста компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Кирилла Захарова, решение Верховного суда может затронуть и добросовестные компании.

Каким образом им при этом доказывать свою добросовестность, не совсем понятно из решения суда, отмечает он. Тем более в случае, если кроме устной договоренности сторон, договора и документов о его исполнении со стороны кредитора больше ничего нет. Решение Верховного суда на этот вопрос ответа не дает, констатирует юрист.

«О каких именно документах может идти речь, ни налоговая, ни Верховный суд не поясняют», — отмечает юрист. На практике это означает, что в делах о банкротстве компаний, когда речь идет о требованиях кредиторов аффилированных лиц, от таких кредиторов может потребоваться дополнительно доказывать добросовестность поведения во взаимоотношениях с компанией-банкротом», — говорит и Кирилл Захаров.

ФНС в ответе на запрос РБК ссылается на Федеральный закон №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», который не относит собственников к категории конкурсных кредиторов должника в той части, в которой они участвовали в созданном им бизнесе. При этом закон о банкротстве одновременно прямо предусматривает право учредителей обращать в свою пользу все активы должника после удовлетворения требований кредиторов. «Другой вопрос, что современное развитие бизнеса, корпоративных и экономических отношений таково, что собственники имеют возможность вкладывать средства в развитие бизнеса и пополнение оборотного капитала при его недостаточности не путем увеличения своей доли участия, а выдачей займов учрежденному лицу, находя такое решение более предпочтительным по сравнению с займом у банка. И тогда установление самой цели, правовой природы такого займа может являться предметом судебного разбирательства. И необходимо отметить, что решения, выработанные Верховным судом по данным вопросам, как раз очень взвешенны», — высказывает свою позицию ФНС.

Если будет доказано, что предоставление займа было вызвано не желанием собственника покрыть отрицательные результаты бизнеса и обеспечить продолжение его деятельности, предотвратить ущерб себе и кредиторам, а, напротив, для целей наращивания кредиторской задолженности и возврата себе вложенных средств из обанкроченного бизнеса путем размытия реестра требований кредитора, это злоупотребление правом, попытка обойти закон и не рассчитываться с кредиторами, и такие требования собственника не могут удовлетворяться наравне с добросовестными кредиторами, следует из ответа налоговой службы.

«Естественно, что ни о каких презумпциях речи не идет, никто не обязывает доказывать собственную невиновность, и если кто-то указывает на несоответствие формы содержанию, именно он это и должен доказать. В известных нам делах, где ФНС России ставила вопрос об обоснованности включения в РТК требований учредителя, ситуация была такой, что налоговый орган как участник процесса доказал, что имела место фиктивная сделка по финансированию собственником собственных нужд за счет учрежденного предприятия, прикрываемая договором займа», — резюмирует ФНС.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector