Адвокат по уголовным делам бывший следователь

Московский адвокат лишился статуса из-за звонка следователя

Совет Адвокатской палаты Москвы лишил статуса адвоката, взявшегося защищать обвиняемого по звонку следователя.

Как следует из материалов дисциплинарного производства, в январе нынешнего года старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета РФ вынес постановление о назначении обвиняемому в качестве защитника по уголовному делу адвоката Московской городской коллегии адвокатов. Защитнику (его фамилия не разглашается) сообщили об этом по телефону. На постановлении следователь сделал запись о том, что обвиняемый уведомлен о назначении адвоката и от получения копии отказался. Далее проставлены подписи следователя и адвоката. При том, что у обвиняемого уже имелись защитники по соглашению, именно “назначенец” принял участие в уведомлении об окончании следственных действий по уголовному делу, в ознакомлении с материалами уголовного дела.

На все эти действия была подана жалоба в Адвокатскую палату Москвы. Совет АП, рассмотрев ее, указал, что в Москве распределение требований об участии адвокатов в делах по назначению осуществляется исключительно через автоматизированную информационную систему Адвокатской палаты. Требования, направленные адвокату любым иным способом, являются недействительными, не рассматриваются и не распределяются. В данном случае требование в автоматизированную систему не поступало, сбоев в работе системы в эти даты не было.

Как объяснил сам адвокат, следователь сообщил ему по телефону, что «прошло пять дней, как защитники по соглашению не являлись по вызову». А из представленной следствием информации ему было четко понятно, что его участие в следственных действиях будет законным. Связаться же с защитниками по соглашению он якобы не мог, так как на входе в СИЗО у него забрали телефон.

Совет отметил, что адвокату до начала проведения процессуальных действий следовало убедиться, произвел ли следователь надлежащее уведомление защитников по соглашению о запланированных процессуальных действиях. При этом рапорт следователя о неявке адвокатов на следственные действия в течение 5 дней доказательством надлежащего уведомления защитников не является. Более того, “назначенец” должен был разъяснить обвиняемому его право заявить отказ от его услуг и помочь облечь этот отказ в надлежащую письменную форму. А уже после этого поддержать отказ, заявленный подзащитным, либо заявить свое письменное ходатайство о невозможности участия в деле в качестве адвоката-дублера. Если бы в удовлетворении заявления обвиняемого об отказе от защитника следователем было отказано, нужно было просто покинуть место проведения процессуальных действий. А потом еще и обжаловать действия следователя.

Вместо этого адвокат расписался на протоколе уведомления об окончании следственных действий с пометками следователя о том, что обвиняемый от подписания протокола отказался без объяснения причин. Кстати, как позже выяснилось, обвиняемый, едва появившись в кабинете следователя, заявил о своем плохом самочувствии и был уведен врачом в медсанчасть.

Изучив все эти факты, Совет АП пришел к выводу, что адвокатом был нарушен установленный порядок принятия поручения на оказание юридической помощи. По мнению Совета, он принял участие в проведении процессуальных действий в качестве защитника по назначению вопреки воле обвиняемого и при наличии у него защитников по соглашению. Приняв во внимание “умышленный характер, тяжесть и злостность совершенных дисциплинарных нарушений”, “назначенец” был лишен статуса адвоката. К повторной сдаче экзамена на получение адвокатского статуса он может быть допущен через 4 года.

Как вести себя на допросе

– А если меня что-нибудь спросят? Я ляпну.
– И ляпай. Но ляпай уверенно.
“Москва слезам не верит”

Как вести себя на допросе? Такой вопрос возникает у каждого, кто впервые сталкивается со следствием. Подавляющее большинство из нас никогда не бывали на допросах, и не знают, как себя вести, когда поступает вызов от следователя. Особенно, когда рядом нет хорошего адвоката по уголовным делам.

Если вызывает следователь МВД (а равно СКР или ФСБ РФ), значит, уже возбуждено уголовное дело. Если приглашает оперработник, значит, пока еще уголовного дела нет. Идет доследственная проверка. Но идти по вызову надо, независимо от того, в какой форме вас вызывают – устно или повесткой. И в любом случае прийти лучше со своим адвокатом по уголовным делам.

Уголовное дело может быть возбуждено «по факту» либо в отношении конкретного лица. Лицо, указанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, приобретает статус подозреваемого, а значит – и процессуальные права. Этими правами надо активно пользоваться.

Дело, возбужденное и расследуемое в связи с ведением бизнеса, представляет самую серьезную угрозу. На торжество законности в период следствия уповать нельзя ни в коем случае. Следовательно, проблема правовой безопасности остается острой, и решать ее следует совместно со своим адвокатом по экономическим преступлениям. Он и должен объяснить применительно к конкретной ситуации как вести себя на допросе.

Наличие в производстве у следователя возбужденного уголовного дела дает ему самый широкий и лучший арсенал средств для ограничения и ущемления гражданских прав, для создания реальной угрозы экономической безопасности предприятия, и даже для фальсификации доказательств.

Пожалуй, не ошибусь, если замечу, что самое эффективное средство защиты – знание, и прежде всего знание законных возможностей следователя и знание своих законных возможностей. Закон достаточно четко регламентирует порядок сбора доказательств вины подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле. Доказательства, добытые следствием с нарушением закона, не могут ничего доказывать и не должны приниматься судом в качестве доказательств.

Конечно, неискушенный в юридических тонкостях человек не в состоянии быстро сориентироваться в сложной обстановке набирающего ход следствия и занять правильную позицию в том или ином вопросе. Разбираться в этом обязан адвокат, особенно в случаях подозрения в мошенничестве или ином экономическом преступлении. И не случайно лучший адвокат по уголовным делам в Москве – в прошлом хороший следователь. Но часто подозреваемый в совершении преступления может и не успеть прибегнуть к услугам адвоката, поскольку следователь при активном содействии оперативных работников в первые же часы после возбуждения уголовного дела спешит использовать главные козыри: психологический натиск, внезапность и различного рода спекуляции с имеющейся по делу информацией.

Вот почему важно выиграть время. По крайней мере, заявление подозреваемого о том, что необходимо время для того, чтобы вспомнить все интересующие следствие обстоятельства, в сложной и неясной обстановке уголовного дела будет вполне разумным. Если вас пытаются уличить в совершении преступления, можно прямо заявлять, что без совета со своим адвокатом (именно – со своим, а не с адвокатом следователя!) показаний по существу дела дать не сможете.

А вот растерянность ведет только к усилению психологической атаки, и тут-то для некоторых недобросовестных сотрудников правоохранительных органов открывается поле деятельности для организации различного рода не совсем законных игрищ и даже провокаций. Могут просто сказать: “Мы знаем, что ты тут случайный человек. Виноват твой приятель. Он уже во всем признался. Расскажешь все о нем и пойдешь домой”. В результате в деле возникает организованная преступная группа, или как минимум, предварительный сговор, т.е., отягчающие или квалифицирующие признаки. Уверенность в себе (но не переходящая в наглость) дает лучший результат.

Однако куда чаще жертву примитивно ставят перед выбором: или «колешься» сейчас же по-хорошему, или идешь «на нары». Вот тут как раз и нужен хороший адвокат.

Подозреваемый должен твердо помнить, что подобный прием есть ни что иное как запрещенное законом средство психологического давления. Следователь не имеет права вымогать признательные показания у кого бы то ни было с помощью угроз. В подобном случае будет правильно, если в конце протокола допроса вы собственноручно укажете на эти угрозы. Вообще следует быть очень внимательным к тому, что пишет следователь в протоколе допроса или иного следственного действия. Допрашиваемое лицо в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом имеет право внести любые поправки в протокол, а также сделать свои замечания по поводу процедуры допроса. Этими правами следует активно пользоваться. Интересно, что оперативные сотрудники в отличие от следователя могут целый день «беседовать» с вами, но так и не составить протокола. В этом случае, особенно, когда вам чем-то угрожали, следует требовать составления протокола и внесения в него наиболее интересных для прокурора деталей такой «беседы».

Особенно важно сразу разобраться со своим статусом. От статуса зависит многое. Кто вы в данный момент – дающее объяснения лицо, свидетель или уже подозреваемый? Вы имеете право задать этот вопрос следователю, и получить на него ответ. Разница в объеме прав существенная: например, если от свидетеля под страхом уголовного преследования закон требует дачи показаний, то подозреваемый и обвиняемый давать показания вовсе не обязаны. На любой стадии процесса подозреваемый и обвиняемый могут отказаться от дачи показаний по тому или иному вопросу. При этом такой отказ не может (теоретически) расцениваться как доказательство против этого лица. Правда, не следует забывать, что в этом случае отказавшийся от показаний не может рассчитывать на понимание своей позиции со стороны следствия и суда.

Свидетель также имеет конституционное право не давать показаний против самого себя, своего супруга и против своих ближайших родственников. Проблема только в том, что квалифицированный следователь такие вопросы “в лоб” скорее всего и не поставит. Квалифицированный следователь к самоизобличению (увы!) подводит грамотно и тонко, так что вы можете и не заметить, как сами себе устроите ловушку.

Но в любом случае вы не обязаны оправдываться и доказывать свою невиновность. Пока суд на основании законно добытых следствием (следствием, а не вами!) доказательств не установил вашу вину, вы считаетесь невиновным в совершении инкриминируемого преступления. Все сомнения, возникающие при расследовании, которые следствие и суд не в состоянии устранить в уголовном деле, должны толковаться в вашу пользу. Вот эти тезисы и являются составляющими элементами принципа презумпции невиновности, вашей правовой безопасности и безопасности вашего предприятия.

Читать еще:  Замещаю сотрудника на время декретного отпуска и беременна

Спокойствие, выдержка, хладнокровие, привлечение к своей защите по уголовному делу компетентных и опытных адвокатов, а при необходимости – хороших адвокатов по мошенничеству (Москва) – вот главные правила поведения в подобных ситуациях.

Аферы следствия с адвокатами. Комментарий.

Этот пост написан в качестве комментария к посту https://pikabu.ru/story/takie_raznyie_advokatyi_6292367 . Написан потому, что автор начального текста несколько искажает информацию и подает ее крайне странно. Написал пост, потому что текст с цитатами в комментарий не влез.

Итак, по пунктам с цитатами.

«Всем лежать, мордой в пол» . уже случилось. начались допросы и самое время задуматься об адвокате.

Совершенно неверная мысль. Начинать нужно с другого – с причин почему “всем лежать. ” случилось именно с вами. Причин может быть ровно 2:

– вы оказались не в то время не в том месте (например, играли в покер в запрещенном казино, когда случилась облава);

– вы целенаправленно нарушали закон в своих личных целях и случившееся задержание закономерно.

Вот от этого и нужно идти. Если вы оказались не в то время не в том месте – для вас мой пост. Для второй группы информация будет в конце поста.

1. Отказаться от адвоката, как убеждает мудрый полиционер, сказать все так, как он просит, расписаться и идти домой. Это самый лучший и быстрый вариант получить судимость.

Стоп. Теперь подробнее.

В каком качестве вы находитесь в отделе полиции? Если как свидетель, то в допросе с адвокатом нет никакого смысла – сотрудник хочет собрать доказательства и допрашивая вас просто узнает информацию. Косвенно о том, что вас никто не в чем не подозревает можно установить по тому признаку, что вас взяли с несколькими другими людьми одновременно, а допрашивают одним из первых – свидетелей всегда стараются допросить в начале, чтобы разговаривать с подозреваемыми имея больше информации.

При этом нужно внимательно слушать сотрудника, о чем он спрашивает и как ведет разговор.

Если сразу начать лезть в бутылку и требовать адвоката ничего при этом не говоря – вы вызовете во-первых естественное раздражение сотрудника, для которого рядовой 20 минутный допрос растянется на несколько часов, а во-вторых естественное же подозрение в отношении вас. Поэтому просто отвечаете на вопросы, спокойно, без паники и не говоря ничего лишнего. Если при этом вас просят дать явку с повинной или рассказать, как вы лично совершали преступление – тогда нужно просто спросить у сотрудника “в качестве кого я здесь нахожусь?” Если в качестве подозреваемого – я хотел бы встретиться с адвокатом.

Вы просто внимательно слушаете, отвечаете на вопросы не признавая за собой никаких грехов и смотрите, что именно подписываете. Вот и все.

Теперь рассмотрим ситуацию, что вас в чем-то подозревают.

2. Воспользоваться халявным адвокатом, коего вам обязано предоставить государство. С вероятностью 99,999% это будет высококвалифицированный специалист, в прошлом из той же структуры, которая вас в данный момент плющит. Он вас внимательно выслушает, совершит имитацию каких-то процессуальных действий и сведёт все к пункту выше, и с тем же результатом.

Полная чушь. Все более-менее приличные адвокаты по уголовным делам (за единичными исключениями) когда-то работали в системе в качестве оперов, следователей, прокуроров (реже судей). Вышли на пенсию, получили статус и пошли работать с другой стороны процесса. Как вы считаете, кто лучше будет вас защищать – бывший следователь, который собаку съел на уголовных делах или адвокат только что из института, зато ни дня в следствии не работавший, который уголовное дело видел только на картинке?

Вся соль здесь в правильной мотивации.

Во-первых вы имеете право на свидание с адвокатом, наедине, без ограничения по времени свидания. Требуете оставить вас вдвоем и мотивируете своего адвоката. Все мы люди, адвокаты тоже. А человеку свойственно желание работать поменьше и получать при этом побольше. По существу у адвоката на предварительном следствии ровно 2 задачи:

– следить за тем, чтобы следователь на допросе вел себя в рамках процесса и не превышал полномочий.

– давать вам юридическую консультацию.

И если первую задачу способен выполнить любой идиот, то вторая задача очень непростая и чаще всего зависит в большей мере от вас самого.

Если вы невиновны и просто случайно попали не в то время не в том месте – так и говорите об этом адвокату. Просто даете показания об обстоятельствах и не признаете никакой вины.

Но что делать, если вы виноваты? Не будем говорить о том, что за свои поступки хорошо бы уметь отвечать, поговорим о том, как будем выкручиваться.

Во-вторых чтобы получить консультацию нужно уметь задать вопрос. Как говорится – правильный вопрос уже содержит в себе половину ответа. Если вы совершенно ничего не знаете – просто рассказываете о ситуации и спрашиваете, что он посоветует делать.

В-третьих никто не любит работать бесплатно. И для того, чтобы у адвоката была мотивация – нужно ему заплатить. Однако помните, что жадность безгранична, а помощь адвоката это не волшебная палочка и выше головы он все равно не прыгнет. В этой ситуации лучше всего действительно взять паузу, отказаться давать показания и взять время для консультации с этим защитником либо (если вы видите, что он некомпетентен) – выборе другого.

3. Вы знаете, что бывает, если идти по пути п.1 и п.2, так не хотите и требуете своего адвоката. Прекрасно! Он у вас есть? Нет? Добрый полиционер дает позвонить домой и вы судорожно орёте в трубку: – Жена! Мусора офис хлопнули! Срочно найди мне адвоката! Деньги в тумбочке!
И через час в месте допроса появляется он – правильный адвокат.
– Здравствуйте, здравствуйте. Я – адвокат, нанятый вашей женой на защиту вас на этом этапе следствия. Вот ордер. Прошу представителей полиции оставить меня с моим клиентом один на один для проведения первичных консультаций.
Полиция в почтении удаляется и вы рассказываете адвокату всё. Всё-всё, не сомневайтесь. Ибо врать адвокату такое же безумие, как пытаться скрыть триппер, явившись в КВД для сдачи анализов.
Сняв максимум информации, адвокат удаляется. Например, по малой нужде. И появляется другой человек, злой как собака, ибо его перед этим несколько часов не допускали до клиента под разными дурацкими предлогами, хотя права не имели, а договор на адвокатскую защиту с ним заключила жена клиента…. Опс….
А с кем же вы перед этим столько времени беседовали, тряся грязным бельём и выкладывая абсолютно всё? Хороший вопрос, правда? Ладно, раскроем интригу. Это был полицейский, представившийся вам адвокатом.

Это можно помещать в палату мер и весов в качестве эталона чуши.

Для чего это было сделано? Таким образом узнать всю вашу “гениальную схему”? Смысла нет, если вас разрабатывали то уже давным-давно в курсе всей истории, кроме пары подробностей.

Показания полицейского агента к делу не подшить – ну напишет он рапорт “из оперативных источников установлено. “, но это не будет иметь никакого доказательственного значения. Таким образом легализовать показания подозреваемого НЕВОЗМОЖНО ПО ЗАКОНУ.

Проще говоря – этот шпионский сценарий к реальной жизни имеет такое же отношение, как сериал “Менты-128, кровавые бабки. ” к работе 1 ОП УВД любого заштатного поселка.

Ну и помните, что адвокат во-первых покажет вам удостоверение адвоката, во-вторых сразу же будет решать вопросы оплаты работы, а в-третьих для начала выпишет ордер на вашу защиту, со своими данными.

4. Самый скучный вариант. Вы очно и лично знаете вашего адвоката. Вы ему позвонили. Он приехал. Пока он ехал – вы отморозились от всех показаний до его приезда хоть по 51-ой, хоть по «все показания только в присутствии адвоката», хоть по «не помню». Это не важно, а важно иное – с вас информацию не сняли, ну а дальше это его работа.

Если вы совершаете преступление, то иметь своего адвоката, который в курсе происходящего и имеет план на вашу защиту это как бы единственный разумный вариант. Линия защиты очень сложная работа, требующая обдумывания, подготовки алиби, подтасовки документов и доказательств и океана мелочей, которые действительно помогут вам избежать уголовной ответственности. Есть только одна мелочь – это уже не работа адвоката, а вполне себе соучастие в преступлении, поэтому можете сидеть со своим консультантом на одной скамейке и вам обоим потребуются уже новые адвокаты.

Совершили преступление? Сразу же бегите к адвокату и рассказывайте ему все. Это единственное нормальное правило, которое лучше всего вам поможет в такой ситуации. Но нужно во-первых бежать к действительно грамотному специалисту, а во-вторых быть готовым платить ему хорошие деньги.

Заранее с тем, на чью адвокатскую помощь рассчитываете, проговорите ключевую фразу или вопрос, ответ на который которую должен будет сказать неизвестный пока адвокат. Например:
– Здравствуйте, я ваш адвокат. Меня ваша жена прислала.
– Как звали соседа сверху, где мы раньше жили?
– Дядя Миша. Пожарный в прошлом.
– Отлично, проходите.

Автор явно пересмотрел шпионских боевиков. Если вы не торгуете ядерными секретами Российской Федерации, то все эти ухищрения с “постучи три раза утюгом в четвертое окно пятого этажа. ” не имеют никакого практического смысла. К тому же, в панике от задержания вы сами скорее всего забудете все эти кодовые договоренности 2-х годовалой давности.

П.С. Кстати, ещё стоит помнить то, что и адвокатов есть специализация. Как у врачей. Вы же не обращаетесь за стоматологической помощью к гинекологу. С адвокатами такая же фигня – глупо хотеть высокого профессионализма в вопросе контрабанды и взяточничества от специалиста по наркотическим статьям УК.

Очень и очень правильная мысль. Вот только как по мнению автора можно стать специалистом по работе наркоконтроля не работая ни дня в системе? Лучшие адвокаты “по веществам” как раз и есть бывшие сотрудники наркоконтроля, на пенсии. Но об этом я писал выше.

Читать еще:  Срок хранения приказов о приеме и увольнении

В общем думайте своей головой, смотрите что подписываете, не злите зря сотрудника полиции и помните, что за совершение преступления положено наказание и адвокат это не волшебник, который взмахом палочки решит все ваши проблемы, нужно только заплатить. Помните, что в некоторых ситуациях деньги ничем не помогут, независимо от их количества.

Юридическая чистота похожа на здоровье – нужно думать и заботиться о ней заранее, вовремя вкладывать усилия и средства и не совершать непоправимых глупостей, потому что если этого не делать – то от цирроза с раком 4 стадии не спасет никакой врач, также как никакой адвокат не защитит вас от вашей собственной глупости и непредусмотрительности.

Адвокат по уголовным делам: что он делает и когда он нужен

Оперативникам и следователям неудобно работать с адвокатом, который действительно помогает своему подзащитному, а не имитирует защиту и не «подыгрывает» сотрудникам правоохранительных органов. Поэтому они стараются убедить человека, попавшего к ним, что от адвоката в уголовном деле ничего не зависит, отговаривают от заключения соглашения с адвокатом («зачем вам ему деньги платить?») и даже обещают назначить защитника «за счёт государства», который «ничем не хуже». К сожалению, многие подозреваемые и обвиняемые сначала верят всему этому, а потом жалеют. Чтобы решить, нужен вам адвокат по уголовному делу или нет, необходимо понимать, что он делает и когда его помощь может потребоваться.

В чём заключается работа адвоката по уголовному делу

Прежде всего, давайте разберёмся, что делает адвокат в рамках защиты по уголовному делу:

  • анализирует материалы дела, законодательство, судебную практику и объясняет подзащитному возможные последствия и риски различных действий;
  • с учётом конкретных обстоятельств и доказательств вырабатывает стратегию защиты: оправдание, прекращение уголовного дела, изменение обвинения на более мягкое, снижение наказания и т.п.;
  • собирает сведения в пользу подзащитного, в том числе направляет адвокатские запросы, получает заключения специалистов, ищет возможных свидетелей защиты и т.п.;
  • составляет ходатайства и жалобы;
  • если подзащитный заключён под стражу – посещает его в следственном изоляторе (СИЗО), контролирует отсутствие пыток и иного давления;
  • помогает подзащитному на следственных действиях и в суде;
  • если стоит такая задача – готовит уголовное дело для последующего рассмотрения жалобы в Европейском Суде по правам человека.

Действия адвоката по конкретному делу зависят, во-первых, от того, насколько сам подзащитный готов бороться за свою судьбу, во-вторых, от профессионализма защитника, в-третьих, от того, что это за уголовное дело (по взятке или по убийству, по наркотикам или по грабежу и т.п.), в-четвёртых, от того, какая ситуация складывается по делу, что и как делает следователь (например, иногда важно умолчать об обнаруженной процессуальной ошибке, чтобы использовать это в последующем).

Если коротко, то хороший адвокат знает, что нужно сделать, как это нужно сделать, в какой момент нужно сделать и какой результат можно получить. Именно такое знание и отличает профессионала от человека, который пытается защищаться самостоятельно – «с помощью интернета», «знакомых по СИЗО» и т.п. – и в итоге наугад и хаотично «жмёт на все кнопки сразу», получая подчас результат, ещё больше ухудшающий его положение.

Прочитать о некоторых признаках, которые позволяют уже в самом начале определиться с выбором адвоката, можно здесь.

Кроме того, работа защитника зависит от того, на какой стадии находится уголовное дело.

Работа адвоката на доследственной проверке

Уголовное дело проходит несколько стадий. Первая – доследственная проверка. По её результатам принимают решение возбуждать уголовное дело или нет. Во многом перспективы дела определяются на этом этапе.

Именно здесь допускают большую ошибку те, кто идёт к оперативникам «просто побеседовать», приносят им документы или даже пишут «явки с повинной». Эта ошибка – не воспользоваться помощью адвоката, которому доверяешь. В практике известно множество случаев, когда участие адвоката в доследственной проверке спасало человека от негативных последствий и, напротив, самонадеянность («мне нечего скрывать, расскажу всё, как есть») и желание сэкономить на юридической помощи приводили к серьёзному ухудшению изначально благоприятной ситуации. Поймите простую вещь: хороший адвокат – это ваша юридическая безопасность. А подчас ещё и физическая (но об этом дальше).

Распространённый приём сотрудников правоохранительных органов – сначала получить объяснения без адвоката, затем допросить человека в качестве свидетеля (снова без адвоката) и только потом, когда уже в протоколах всё зафиксировано так, как им надо, перевести свидетеля в статус подозреваемого или обвиняемого, которым полагается защитник.

Запомните: адвокат по соглашению вправе участвовать на любой стадии процесса, вне зависимости от вашего правового статуса (задержанный, опрашиваемый, свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый, осуждённый) и вне зависимости от желания/нежелания оперативника, следователя или судьи. Поэтому чем раньше у вас в деле появится хороший адвокат – тем лучше.

Общие рекомендации о том, как вести себя, если вас вызвали в полицию или задержали, можно прочитать здесь.

Работа адвоката в ходе предварительного расследования

Если уголовное дело было возбуждено, следующая стадия – предварительное расследование. На этом этапе следователь допрашивает свидетелей, проводит экспертизы, выемки, обыски, опознания, осмотры. По результатам предварительного расследования следователь принимает решение, направлять дело прокурору, а затем в суд, или нет.

На этой стадии в работе адвоката есть несколько направлений.

Во-первых, это помощь подзащитному на следственных действиях, которые проводятся по инициативе самого следователя. Например, до допроса адвокат разъясняет подзащитному, целесообразно ли давать показания, в каком объёме или лучше воспользоваться своим правом не давать показания. Во время допроса адвокат вправе задавать вопросы подзащитному, коротко консультировать его, ограждать от применения пыток или иного давления. После защитник проверяет протокол допроса, заявляет замечания на него, если в протоколе написано то, что человек не говорил, или написано не то и не так.

Во-вторых, адвокат вправе заявлять ходатайства о проведении следственных действий по инициативе защиты, о приобщении к материалам дела документов в пользу подзащитного, полученных самим адвокатом. Это делается для того, чтобы дело формировалось с учётом позиции подзащитного, а не только так, как нужно следователю.

В-третьих, адвокат фиксирует нарушения, которые допускают против подзащитного. Это могут быть нарушения, которые влияют на доказательства (например, неправильно подобранные статисты при опознании), на состояние здоровья (например, пытки, неоказание необходимой медицинской помощи в СИЗО) и в целом на правовое положение подзащитного (например, содержание в клетке в зале суда). На одни нарушения стоит реагировать сразу, другие полезно просто зафиксировать, но подать необходимое ходатайство или жалобу позднее, третьи – приберечь для суда.

В-четвёртых, когда подзащитный находится в СИЗО, необходимо контролировать, не применяются ли к нему пытки, не склоняют ли его оперативные сотрудники взять на себя «лишние» эпизоды, не ухудшают ли ему специально условия содержания. Кроме того, важно просто поддерживать связь с человеком, находящимся под стражей в состоянии стресса, чтобы он получал не только юридическую, но и моральную поддержку.

Важно! Следователь вправе не давать родственникам свидание с человеком, находящимся под стражей. Часто это используется для того, чтобы обвиняемый дал признательные показания в обмен на свидание. При этом следователь не может ограничить адвоката во встречах с подзащитным. Когда обвиняемый не признаёт вину и готов активно защищаться от обвинения, а следователь «шантажирует» его свиданием, адвокат становится фактически единственным, кто может посещать человека в следственном изоляторе, помогать и поддерживать.

Результатами работы адвоката на предварительном расследовании могут быть переквалификация обвинения на более мягкое, исключение доказательств, прекращение уголовного дела следователем или создание основы для дальнейшего прекращения дела в суде, благоприятная для подзащитного подготовка дела для рассмотрения его судом (в том числе судом присяжных или Европейском Суде по правам человека).

Работа адвоката в суде

Если следователь передал дело прокурору, а затем в суд – работа адвоката зависит от того, какая стратегия была выбрана подзащитным.

Если по делу выбрана стратегия активной защиты с критикой доказательств и оспариванием обвинения полностью или в части, работа адвоката состоит в том, чтобы допрашивать в судебном заседании свидетелей, потерпевших, обвиняемых; исследовать другие доказательства; заявлять суду ходатайства (о недопустимости доказательств, о вызове свидетеля для допроса и т.п.); возражать на ходатайства прокурора, которые могут навредить подзащитному; выступать в прениях и подробно анализировать доказательства и правовую позицию стороны обвинения.

Если по делу соблюдены условия, установленные законом для прекращения дела в связи с примирением сторон, с деятельным раскаянием или с назначением судебного штрафа, и подзащитный хочет получить такой результат – необходимо правильно составить ходатайство об этом, а также убедить суд в целесообразности прекращения уголовного дела.

Суды не всегда прекращают уголовные дела, поскольку это их право, а не обязанность. Например, суды отказываются прекращать некоторые уголовные дела, ссылаясь на то, что преступление, которое инкриминируется обвиняемому, является «двуобъектным» и потому не может быть прекращено. Однако российское законодательство не содержит ни понятия «двуобъектные преступления», ни ограничений на прекращение уголовных дел по отдельным составам преступлений. Кроме того, значение имеет и размер судебного штрафа. Адвокат может подсказать, какие меры предпринять, чтобы получить как можно меньший штраф или даже рассрочку при его оплате.

Читать еще:  Суд долг по квартплате с неработающим

Если подзащитный выбрал рассмотрение дела в особом порядке, необходимо собрать и предоставить суду как можно больше сведений о смягчающих обстоятельствах, чтобы максимально смягчить возможное наказание.

О том, что такое особый порядок, какие у него последствия и стоит ли его выбирать, можно почитать здесь и здесь.

Результатом работы адвоката по уголовному делу в суде может быть оправдательный приговор полностью или в части, переквалификация обвинения на более мягкое, смягчение наказания, подготовка дела для дальнейшего обжалования, в том числе для подачи жалобы в ЕСПЧ.

Работа адвоката после суда первой инстанции

После того, как уголовное дело было рассмотрено в суде первой инстанции, помощь адвоката может потребоваться при обжаловании приговора, составлении жалоб в ЕСПЧ, а также при решении вопросов, связанных с исполнением приговора (условно-досрочное освобождение, замена наказания на более мягкий вид наказания, рассрочка и отсрочка наказания и т.п.).

Если Вы хотите обсудить с адвокатом возможности защиты по уголовному делу в отношении Вас или Ваших родственников – это можно сделать по телефону 8-910-188-73-21 или электронной почте nikonov@33advokat.ru.

Для жителей Владимира приём ведётся по предварительной записи по телефону 8-910-188-73-21 в офисе Центральной коллегии адвокатов г.Владимира по адресу г.Владимир, ул.Малые Ременники, д.11а, оф.1.

Жителям из районов Владимирской области, а также из других регионов Российской Федерации юридическая помощь может быть оказана дистанционно.

Условия сотрудничества обсуждаются в каждом случае индивидуально.

Публикации

Андрей Гривцов, адвокат, бывший следователь по особо важным делам Следственного комитета РФ

В последние дни одной из основных правовых новостей во всех СМИ была информация о том, что адвокатов обвиняемых по уголовному делу в отношении так называемого преступного сообщества, руководимого губернатором Коми, не допускают к своим подзащитным в следственный изолятор «Лефортово».

На самом деле, факт отказа в допуске адвокатов в московские следственные изоляторы без наличия разрешения следователя давно уже ни для кого новостью не является. Этот вопрос периодически поднимается и обсуждается адвокатами уже более 10 лет, однако проблема до настоящего времени не разрешена.

В данном тексте попытаюсь разобраться, зачем это нужно следователям (я ведь – бывший следователь) и сотрудникам следственных изоляторов, к каким правовым последствиям такой отказ в допуске может привести, и, наконец, как можно разрешить существующую проблему.

Зачем это нужно следователям

Как правило, нормальным следователям это не нужно. Нормальные следователи знают положения УПК РФ о том, что адвокат допускается в уголовное дело по предъявлении удостоверения и ордера, не считают, что все подозреваемые и обвиняемые должны признаваться и что без признания вины уголовное дело в суд направить невозможно.

У нормальных следователей нет необходимости скрываться от появившегося в деле нового адвоката, заявлять тому, чтобы он направлял ходатайства только через канцелярию или некий ящик для обращений, препятствовать свиданиям этого адвоката со своим подзащитным. Нормальный следователь спокоен и уверен в себе, поскольку знает, что, если в деле имеется достаточно доказательств вины и он не допустит процессуальных ошибок, работа адвоката по этому делу будет носить лишь исключительно технический характер.

Однако открою вам секрет: нормальных следователей становится все меньше. Они разочаровываются в своей работе, устают от маленькой зарплаты и постоянного конвейера уголовных дел, в связи с чем переквалифицируются в прокуроров, адвокатов, судей или просто кардинально меняют профиль работы.

На их место приходят другие следователи и их руководители, которые мыслят иначе и которые в качестве своей основной задачи видят получение признательных показаний от обвиняемого, а адвоката по соглашению – своим врагом, препятствующим достижению такой цели. Для реализации своей цели (на мой взгляд, исключительно порочной) они стараются всячески запугать подследственных и, по возможности, приставить им так называемого «карманного» адвоката, который будет подписывать, не глядя, все процессуальные документы, а в некоторых случаях – и склонять обвиняемого к сотрудничеству со следствием.

Естественно, когда в деле появляется новый адвокат, приглашенный обвиняемым или его родственниками, следователь начинает чинить этому адвокату препятствия в работе, в том числе, уклоняется от выдачи разрешения на свидания с подзащитным, содержащимся в следственном изоляторе.

Логика здесь проста: чем дольше адвокат по соглашению не попадет к подзащитному, тем больше шансов, что подзащитный в отсутствие этого адвоката пойдет на признание вины, не изменит ранее данные показания (если он ранее признавался), не сможет выработать грамотную позицию защиты, а, значит, расследовать уголовное дело и направить его в суд можно будет проще и быстрее. Направление дела в суд для следователя – хороший статистический показатель, а длительное расследование или, тем более, прекращение уголовного дела – плохой.

Кстати, показательно, на мой взгляд, что проблема отказов в допуске адвокатов в изоляторы остро стоит в городе Москве, и гораздо менее остро – в других регионах. Объяснение этому нахожу в том, что в регионах процент компетентных следователей выше, поскольку текучка в следственных подразделениях гораздо меньше.

Зачем это нужно сотрудникам следственных изоляторов

Никогда не работал в следственном изоляторе, а потому могу судить о психологии сотрудников только со стороны. Однако предполагаю, что сотрудникам следственных изоляторов, по большому счету, без разницы, будет ли адвокат посещать подзащитного, и как часто он это будет делать.

Доводы о том, что у сотрудника изолятора будет меньше работы, если адвокат не будет посещать подзащитного, нахожу не в достаточной мере убедительными. Не думаю, что работа по сопровождению арестованных из камеры в следственный кабинет для свидания с адвокатом занимает так уж много времени.

Более того, теоретически, из соображений облегчения своей работы, сотрудник следственного изолятора, наоборот, должен быть заинтересован в наличии у каждого арестованного хорошего адвоката, который может обеспечить освобождение подзащитного из-под стражи. В настоящее время следственные изоляторы катастрофически переполнены, в связи с чем работа сотрудников изолятора, при не самой высокой заработной плате, весьма трудна. Естественно, всякого рода садистов и палачей, получающих удовольствие от вида мучающихся под арестом людей, я в расчет при данных выкладках не беру.

Тем не менее, проблема во многом исходит не только от следователей, но и от сотрудников следственных изоляторов, которые, несмотря на однозначные формулировки статьи 18 федерального закона от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», запрещающие требовать от адвокатов для допуска к подзащитным дополнительные документы помимо ордера и удостоверения, продолжают выдвигать требования о предоставлении разрешения от следователя.

Возможные последствия

Основным последствием в случае длительного отказа в допуске адвоката к своему подзащитному в следственный изолятор будет нарушение права обвиняемого на защиту. Напомню, что право каждого человека на защиту гарантировано статьей 48 Конституции РФ.

В случае, если обвиняемый не получает возможности встретиться со своим адвокатом ввиду того, что следователь уклоняется от выдачи последнему разрешения на свидание, указанное право серьезным образом попирается. Обвиняемый в условиях следственного изолятора находится в растерянности, информационном вакууме, зачастую не может определиться с процессуальной позицией по делу, соглашается на обманчивые предложения следователя или оперативных сотрудников о признании вины, не может самостоятельно защищать свои права, подавать грамотные жалобы и заявлять ходатайства.

В целях реализации права на защиту он, безусловно, нуждается в квалифицированной помощи адвоката, но предоставление такой помощи почему-то ставится в зависимость от письменного разрешения на это стороны обвинения (следователя), которая такое разрешение сознательно не выдает, препятствуя тем самым стороне защиты.

Как решить проблему

После того, как мы с вами определились, что проблема существует, и что она, действительно, представляет опасность для соблюдения прав и свобод человека, необходимо понять, существуют ли способы разрешения сложившейся ситуации.

На мой взгляд, их два.

Первый способ является долгим и трудозатратным, и должен заключаться в изменении психологии следователей, которые должны понимать, что целью расследования уголовного дела является не направление его всеми, в том числе незаконными, способами в суд.

Цели уголовного преследования достаточно подробно описаны в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, и необходимо лишь, чтобы эти цели правильно понимались следователями. Признание вины со стороны обвиняемых не должно быть для следователей самоцелью, а адвокат – классовым врагом. Возможно, процессуальным противником, поскольку с противником противостояние ведется по правилам, но не врагом.

Во многом помогло бы в данной ситуации изменение критериев оценки работы следователей путем отмены ныне существующих статистических показателей. Следователи должны понимать, что их не накажут за большой процент прекращенных уголовных дел. Освобождение обвиняемого из-под стражи, и обоснованное прекращение дела является таким же качественным показателем работы, как и направление дела в суд.

Второй способ, скорее всего, является более быстрым, будет в краткосрочной перспективе более действенным, и должен заключаться в издании приказа Министерства юстиции РФ, либо Федеральной службы исполнения наказаний РФ, регламентирующего порядок посещения адвокатами обвиняемых в следственных изоляторах.

В данном приказе, который будет обязателен для исполнения для всех сотрудников системы исполнения наказаний, должны быть фактически продублированы вышеуказанные положения федерального закона от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», и отражено, что требование со стороны сотрудников следственного изолятора каких-либо документов помимо ордера и удостоверения, в том числе разрешения от следователя или иного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, носит неправомерный характер.

Безусловно, идеальным вариантом было бы сочетание двух вышеуказанных способов решения проблемы, что позволит искоренить подобный метод умышленного нарушения прав обвиняемых раз и навсегда.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector